ghost
Остальное

«Она не хочет ни в космос, ни на парад»: журналист Дмитрий Галко рассказал настоящую историю бабушки

Фото: Дмитро Галко / Facebook.
7 мая, 2022

Эксклюзивное интервью Дмитрия Галко, автора знаменитого репортажа об Анне Ивановне Ивановой, бабушке-символе кремлевской пропаганды, о том, как он нашел бабушку-символ и рассказал ее историю.

В то время как настоящая бабушка бежит от русских бомб, постаменты Анны Ивановны со знаменем победы ставят по городам РФ и на оккупированных территориях Украины. Восхищенные пропагандисты хотели привезти Анну Ивановну на парад победы в Москву 9 мая, чтобы она стояла на Мавзолее вместе с Путиным. Глава Роскосмоса Рогозин собирается „запустить“ портрет бабушки на ракете в космос, а Кириленко лично приезжает открывать памятник бабушке Ане в Мариуполь, — полная фантасмагория.

Дмитрий Галко, известный белорусский журналист, с 2014 года живет в Украине. «Утро Февраля» узнало подробности репортажа, посвященного нашей бабушке. Они, как выяснилось, могут развеять пропагандистский российский миф.

Дима, привет! Расскажи о последовательности: сначала украинские военные опубликовали в шутку видеозапись со старенькой бабушкой, которая вышла встречать их с красным флагом, перепутав с российскими солдатами. Они посмеялись, дали ей продуктов. Она вроде бы обиделась, когда поняла, что перепутала, и еду брать отказывалась. Взяла продукты или не взяла? Ты не помнишь?

— Представь, эту историю я не знал, этой видеозаписи до сих пор не видел. Я все время в дороге, все время на фронтах, ехал по своим делам в Харьков,  мне позвонил Виктор Трегубов (главный редактор издания «Петр и Мазепа»). Рассказал вкратце эту историю, свел с  военными, которые снимали то видео. Я понял, что это будет бомба, собрался — и мы с фотографом поехали в то село.

После того как было выложено это видео, российская пропаганда сделала из бабушки идола с красным флагом.

— Да, вообще чистый сатанизм. (Дима смеется)

А сколько бабушке лет?

— Она ровесница смерти Сталина. 1953 года рождения.

То есть она вообще не такая старая. Подожди, она моложе Путина на год!

— Да, ей 70 лет  будет в следующем году.

А что с ее мужем?

Он на шесть лет старше.

Сделали из бабушки символ пропаганды, придумали легенду, что она вышла с флагом и словами: «Это флаг моей мамы, с которым она воевала в Великую Отечественную»…

Ой, ни мама, ни папа ее не воевали. Они были остарбайтерами. Немцы вывезли их в войну, они работали в Германии. Она вроде как и говорит, что потом папу все-таки забрали в армию, но это уже, наверное, после войны было. В какую его армию забрали, что он там делал — не знаю.

И вот из бабушки сделали символ пропаганды, хотят и на парад победы в Москву ее пригласить, и в космос запустить, не бабушку, слава богу, а портрет…

Да они и бабушку запустили бы, с них станется…

Как ты ее нашел?

Ты знаешь, я предлагал сделать интервью с ней куче людей, ехать на передовую никто не хотел. Только мой замечательный друг, фотограф Георгий Иванченко согласился, и мы вдвоем рванули разбираться, что там к чему. И что мы увидели: окраина Харькова, Большая Даниловка, километр от позиций российских войск. Село уже совершенно пустое. Там нет ни одного непострадавшего дома. Анна Ивановна с дедушкой своим — буквально последние жители этого села. Находились они оба в полном информационном вакууме. Анна Ивановна не знала ни про зверства в Буче, ни о том, что в Харькове происходит.

Как она сама объяснят, почему вышла с этим флагом: она действительно думала, что это россияне пришли, она действительно перепутала. И это тоже подтверждает, что она была просто в вакууме, в параллельной какой-то реальности — перепутать, на самом деле, сложно. Она говорит: «Я вышла к ним, чтобы они нас не громили», типа вышла порешать вопросы миром, договориться с российскими военными. Я не собираюсь лепить из нее украинскую патриотку, она таковой не является. Но она и не упоротая ватница, которую из нее лепит кремлевская пропаганда. Она не является обезумевшей противницей Украины. Безусловно, она живет в прошлом: «Вот когда-то так было хорошо, все были вместе…» Но она со мной на украинском вообще-то разговаривала. Совершенно спокойно.

Подожди, она вроде бы обижается, что у нее забрали этот красный флаг и отказывалась брать продукты?

Я не видел этого первого видео. И мы с ней это не обсуждали. Я у нее спрашивал про внуков, детей, жизнь. Это вообще не выглядело как интервью.

А у нее внуки-дети есть?

Один внук сейчас в Польше, спасается от войны. А второй внук под Харьковом где-то, у него очень большая семья и они ей никак помочь не могут. Сами ютятся сейчас, пятеро или больше людей в одном домике. Бабушку с дедушкой забрать к себе не могут. Поэтому она говорит: «Мы остались одни с дедом, и нам никто не помогал». так было до того, как пришли украинские военные. И они действительно начали им помогать. И собак их кормили. А про флаг этот она сказала: «Ну кому теперь нужен этот флаг? Я его в сарай закинула, и все».

Погоди, то есть ей вернули этот флаг? Его никто у нее не забирал?

— Да, конечно, флаг — у нее. Она сказала, что просто выкинула его сама, все.

А теперь их вывезли вообще с дедом куда-то в больницу в Харьков? Ты с ними встречался там, в больнице?

— Вчера Минобороны РФ с утра неожиданно обозначила эту больницу, в которой наша Анна Ивановна, военным объектом, а не больницей. Что там якобы находится артиллерия и боевые склады. И всю эту больницу буквально после нашего с бабушкой репортажа пришлось эвакуировать.

Минобороны РФ конкретно сказали, что это та больница, в которой Анна Ивановна была?

— Нет, ее они не упоминали, указали здание.

То есть они знали, в какой она больнице, получается?

— Думаю, да. В этой больнице, я готов тебе на Библии поклясться, нет никакой артиллерии и военных складов. Обычная больница.

В эту больницу Анну Ивановну вывезли после того, как в их домик в селе попала ракета?

— Не совсем так. Там обстрелы же регулярные. Не то чтобы время от времени — всегда. Село это российская артиллерия кроет по полной. Это очень близко от их позиций. Их вывезли не потому, что был дом разрушен, а потому, что они одни там из мирных жителей оставались, и украинским военным приходилось постоянно «думать об этих двоих» во время обстрелов. Потому их все же уговорили эвакуироваться, пообещав кормить их собачек.

А Анна Ивановна знает, что стала знаменитостью?

— Да, она знает про свою российскую славу и очень переживает. Она ее вовсе не радует.

Не хочет в космос?

— Нет, она не хочет ни в космос, ни на парад, никуда не хочет. Она хочет вернуться к себе домой, не понимая, что домика уже нет и нельзя туда возвращаться. Мы там были в касках и брониках, и то было стремно. Полностью простреливаемый участок. Бабушка хочет жить спокойно со своим дедом и дальше в Украине.

Дедушка, когда бесов крестом изгонял, это он вас изгонял?

Ой, там вышло интересно. Мы думали, что на записи будет слышно. Когда он начал крестится и что-то бормотать, это же обстрел начался, очень сильный обстрел Харькова, был страшный грохот. Оказывается, дедушка во время обстрелов всегда так себя ведет. Оказалось, микрофон не уловил звуки взрывов и не очень понятно, почему дедушка крестится. И теперь нас спрашивают: мол, он из вас бесов изгонял? Я сначала даже не понял почему.

То есть он — просто напуганный взрывами старик, он так на войну реагирует?

Ну да. Дед, конечно, малость неадекватный и очень больной, у него и сердце больное, и язва — целый букет.

А Анна Ивановна здорова?

— Да, она вполне здорова и на все совершенно адекватно реагирует. Говорит, мол, нахрена мне эта известность российская?! «Я что, получается, теперь предательница Украины?» Этот украинский военный, который взял их с дедом под опеку и ездит к ним постоянно, ему пришлось даже защищать ее и объяснять персоналу, что все совсем не так, как пишет российская пропаганда.

Беседу провела Ольга Кортунова

Author