Американские выборы: есть ли шанс у «третьей партии»?

В конце июля группа американских политиков заявила о создании третьей политической партии (помимо традиционных республиканцев и демократов). Основателями партии «Вперед» (Forward Party) выступили бывшие республиканцы Дэвид Джолли и Кристин Тодд Уитман, а также бывший демократ Эндрю Янг.

Все трое уже имеют достаточно солидный опыт в политике. Джолли в прошлом – конгрессмен-республиканец из Флориды, Уитман в свое время была губернатором штата Нью-Джерси, а Янг успел побывать кандидатом в президенты от Демократической партии и баллотировался в мэры Нью-Йорка.

Несмотря на разный политический бэкграунд, основатели партии солидарны в том, что «политический экстремизм разрывает страну на части», «традиционные» партии стремительно радикализуются, а большинство американцев, придерживающихся более умеренных взглядов, по сути, лишены политического представительства.

Трансформация консерваторов

Это далеко не первый в американской истории опыт создания третьей партии – раньше подобные инициативы выдвигали и «зеленые», и умеренные консерваторы. Более того, в США официально зарегистрировано 38 подобных «малых партий», но никому из них не удалось сломать устоявшуюся с 1852 года двухпартийную систему. Однако основатели движения «Вперед» подчеркивают, что на данный момент в стране сложилась уникальная ситуация. Действительно, еще в прошлом году опрос Gallup показал: 62% взрослых американцев полагают, что «партии настолько плохо представляют интересы американского народа, что необходима третья сила».

Подобная ситуация вызвана длящейся уже несколько лет заметной радикализацией как правой, так и левой частей политического спектра. Правда, способы этой радикализации у двух партий существенно различаются. Для республиканцев главным катализатором экстремистских настроений стал бывший президент Дональд Трамп, объединивший вокруг себя как убежденных консерваторов, так и вполне аполитичных людей, ставших бенефициарами его экономической политики (фермеры, представители реального сектора экономики, американский средний класс и так далее).

Однако, независимо от мотивов поддержавших его людей, Трамп требовал от своих сторонников полной и некритичной верности себе, не терпя инакомыслия и делая опору на свой личный культ. Параллельно с этим Трамп пытался представить своих политических противников как абсолютное зло и угрозу самому существованию Америки, на что те с удовольствием отвечали ему тем же. Увлекшись этим противостоянием, бывший глава Белого дома поощрял самые одиозные конспирологические теории в отношении своих врагов, что также привело к резкой радикализации его сторонников. Апогеем этой тенденции стало непризнание Трампом результатов президентских выборов и попытка штурма Капитолия его сторонниками 6 января прошлого года.

Культура отмены и запрет абортов

Изменения в Демократической партии, в свою очередь, происходили не «сверху», а «снизу», за счет большого притока лиц крайне левых взглядов, в том числе анархистов, коммунистов и радикальных социалистов. Раньше эти люди предпочитали держаться в стороне от большой политики, в основном проявляли активность на улицах и не стремились лоббировать свои интересы через властные каналы.

Общая угроза в лице Трампа подтолкнула их к объединению с более «идейно близкими» им демократами и существенно усилила влияние «левого крыла» в Демпартии. До сих пор являясь политическим меньшинством, это крыло, тем не менее, непропорционально сильно влияет на американское общество, особенно в части задания новой культурной нормы (пресловутая Культура отмены). Тем временем опросы общественного мнения показывают, что американское общество остается в массе своей умеренно-консервативным и не готово к столь резким нововведениям и перегибам.

Впрочем, республиканцы отвечают демократам не меньшим радикализмом. В конце июня Верховный суд США отменил свое решение 1973 года о праве женщин на аборт, отдав решение вопроса на рассмотрение каждого из штатов. Вскоре после этого ряд консервативных штатов отменили аборты на своем уровне. Подобные решения вызвали волну протестов по всей стране. По данным опросов, 85% американцев поддерживают легальные аборты при определенных обстоятельствах.

Оттягивание голосов

Уменьшить уровень поляризации могла бы предложенная еще в прошлом году Эндрю Янгом инициатива заменить партийные праймериз на открытые по примеру штата Аляска. В соответствии с этой системой любой избиратель может проголосовать за любого кандидата, тогда как в случае внутрипартийных праймериз именно партия определяет, какого кандидата ей следует выставить на выборах.

«Наша система поощряет кандидатов, которые обращаются к широкому кругу избирателей, а не тех, кто угождает только радикальным фракциям в своих партиях, ожидая, что они проголосуют за него», – пояснил Янг, напомнив также, что в 24 штатах подобную систему возможно внедрить по инициативе избирателей.

Ориентация на избирателей, а не партийные интересы, безусловно, является важным фактором, однако даже она не может служить панацеей от существующего раскола. Даже при том, что социологи констатируют в последнее время падение рейтинга Трампа, за него все еще готовы проголосовать 49% республиканцев. Еще четверть консервативных избирателей готовы поддержать губернатора Флориды Рона Десантиса, который считается ближайшим соратником Трампа и придерживается не менее радикальных взглядов.

Вспомним, что именно популизм бывшего президента обеспечил ему народную поддержку, и именно эта поддержка, в свою очередь, заставила республиканцев «прогнуться» под Трампа даже при том, что большая часть республиканского истеблишмента относилась к нему негативно. Таким образом, даже при создании третьей партии «ядерный электорат» Дональда Трампа останется верен ему или его непосредственным преемникам. Этот электорат составляет меньшую часть американского общества, однако большую часть республиканцев. Конечно, в Республиканской партии существует часть людей, категорически не принимающих Трампа, однако они до сих пор составляют меньшинство республиканского электората.

Демократам, напротив, не свойственен «вождизм», а радикально левая часть партии составляет меньшинство, поэтому именно умеренные демократы больше, чем республиканцы, заинтересованы в том, чтобы отмежеваться от «социалистов». Соответственно, можно предположить, что новая партия способна будет «оттянуть» на выборах в первую очередь голоса демократов, что обеспечит победу протрамповских республиканцев на выборах.

Проблемы с программой

Вторая проблема заключается в том, что партия «Вперед» на данный момент так и не сформулировала своей позиции по ключевым для американского общества вопросам. Создатели партии подчеркивают, что максимально открыты для американцев всех взглядов, «чтобы обсудить строительство оптимистичного и инклюзивного дома для политически бездомного большинства». Однако пока сложно предположить, смогут ли столь разные силы прийти к компромиссу.

Вспомним, что еще несколько лет назад американские консерваторы, отколовшиеся от Республиканской партии и не поддерживающие Трампа, создали свое движение подчеркнуто патриотической направленности. В частности, они делали акцент на том, что Трамп, по их мнению, являлся разрушителем базовых американских ценностей: правды, свободы слова, патриотизма, приверженности идее противостояния диктатурам и так далее. Позднее это движение трансформировалось в «Проекта Линкольна» (The Lincoln Project) – движение республиканцев и бывших республиканцев, поддержавших на президентских выборах 2020 года демократа Джо Байдена в противовес Трампу.

Однако это движение так и не стало популярным среди демократов и вместе с тем смогло оттянуть не так уж много голосов республиканцев. Очевидно, что американского избирателя интересуют не столько ценности патриотизма и внешняя политика, сколько внутренние проблемы: способы выхода из финансового кризиса, налоговая политика, вопросы климата и рабочих мест и т. д. Ценности в этом перечне значимы в том смысле, что консерваторы хотели бы нивелировать некоторые инициативы, предложенные левой частью Демпартии, а демократы хотели бы того же самого в отношении республиканцев (к примеру, возращения права на аборты).

Какую позицию по всем этим вопросам займет партия «Вперед», пока неясно. К примеру, известно, что сам Янг является сторонником идеи универсального базового дохода, которая по американским меркам воспринимается как «социалистическая». Вполне вероятно, что его взгляды на некоторые вопросы могут существенно отличаться от соратников-республиканцев.

Как бы то ни было, сама идея отойти от радикализма и партийной конъюнктуры, безусловно, похвальна. Радует здесь и то, что умеренно настроенные американские политики (как консерваторы, так и республиканцы) склонны придерживаться базовых американских принципов во внешней политике. К таковым относится, безусловно, поддержка Украины в противостоянии российской агрессии, тогда как ультраправые и ультралевые совместно выступают против оказания помощи Украине.

Успех подобной инициативы помог бы избежать состояния «холодной гражданской войны», в котором находится сейчас американское общество. Как уже отмечалось, за более чем полтора века сломать двухпартийную систему не удавалось еще никому, но, может быть, сейчас политическая обстановка как никогда способствует созданию такого прецедента.

Author