Сальдо-Мортале: что происходит со «старостами» на оккупированных территориях
  • Глава т.н. «военно-гражданской администрации» Херсонской области Владимир Сальдо находится в реанимации в Москве. Диагноз – отравление
  • Заместитель главы коллаборантов Каховского района Херсонской области ранен из пистолета Макарова и скончался в больнице
  • Каковы версии мора среди херсонских коллаборантов?

 

Коллаборант Владимир Сальдо, глава т.н. «военно-гражданской администрации» Херсонской области, оказался в реанимации в НИИ им. Склифосовского в Москве. Предполагаемый диагноз – отравление неизвестным веществом. Среди других вариантов – энцефалопатия неясного генеза. Сообщается, что Сальдо находится на ИВЛ, он поступил в реанимацию в 2:20 ночи. В палату к нему никого не допускают.

5 августа пришло сообщение, что главе оккупационной администрации стало плохо, была информация, что он находится в коме. И было принято решение об эвакуации столь ценного кадра – сперва в Крым, затем и в Москву.

При этом заместитель Сальдо Кирилл Стремоусов обрушился 5 августа с руганью на телеграм-канал «Baza», сообщавший о состоянии коллаборанта:

«”База” – ресурс предателей, не поддержали Россию в операции против нацистского режима Украины, продвигали идеи ЛГБТ и работали в интересах этнических преступных групп, включая интересы зарубежных стран.

Слухи о коме Владимира Сальдо – это прямое участие в войне на стороне врага.

Болезнь Владимира Сальдо – это результат тяжелейшего перенапряжения, физического и психического, которое глава ВГА перенес за последние 6 месяцев. Владимир Сальдо спал в сутки по несколько часов, трудился без выходных».

Однако версия Стремоусова не подтвердилась, а вот «Baza» оказалась права.

Так что же случилось с Сальдо? Это не слишком похоже на несчастный случай (например, поел не самых лучших грибочков или испорченной ворованной херсонской клубнички). Тут явно что-то иное. Например, политическая болезнь. Или же – отравление действительно было, и тогда:

а) его попытались сделать Сальдо-Мортале сторонники Украины;

б) он чем-то помешал своим же.

Рассмотрим все это.

Политическая болезнь вполне возможна. Потому что в последнюю неделю в Херсоне становится жарко. И все прогнозы обещают дальнейшее усиление жары. Очень неприятной как для оккупантов, так и для коллаборантов. Тут впору не к референдумам готовиться, а ноги уносить.

Кроме того, очевидно, что разборки внутри самой стаи коллаборантов тоже есть. И дальнейшие события их подтверждают. Подтверждает и Стремоусов – а иначе зачем бы ему, потрясая кулаками, столь яростно отрицать отравление своего шефа?

Так что для политической болезни причины есть. Есть и причины для вполне реального отравления.

Что такое эти «военно-гражданские администрации»? Это в любом случае военный хаос. Та самая мутная водичка, в которой очень хорошо ловится рыбка. Только Сальдо там не один, это – «стая товарищей». А что делают такие «стаи товарищей»? А они, как правило, делят добычу. И кто-то при дележке может оказаться лишним.

Эту версию поддерживает политолог Анатолий Несмиян:

«Кто именно травил пана старосту, доподлинно неизвестно, но скорее всего, какой-нибудь соратник из стаи товарищей. Временный статус территории подразумевает ее беспощадный грабеж, поэтому быть при потоках – крайне соблазнительно. Тут не до гуманизма».

Блогер и политический обозреватель Денис Казанський также отрицает версию с «украинскими диверсантами»:

«Судя по тому, как яростно отрицают отравление Сальдо его подельники Стремоусов и Царев, покушались на него явно не украинцы».

А пока коллаборанта Сальдо перевозили в Крым, а затем и в Москву, смертельная неприятность случилась и с его младшим коллегой. Заместитель главы «военно-гражданской администрации» Каховского района Виталий Гура оказался в реанимации после покушения. А затем пришло сообщение о том, что он все-таки скончался.

Сообщалось, что Гура был ранен из пистолета Макарова, это произошло у него дома. Опять же, есть версия, что неизвестные были украинскими партизанами. Возможно, что это так. А возможно, что и нет.

Телеграм-канал «Можем объяснить» напоминает, что это – далеко не первые смертельные для коллаборантов случаи.

Глава т.н. «ДНР» Александр Захарченко был убит летом 2018 года при взрыве в кафе «Сепар» в Донецке. Обстоятельства выглядят подозрительными: никто не видел труп Захарченко, а вот его правая рука, «министр финансов и сборов» Александр Тимофеев по кличке «Ташкент» находился рядом со своим шефом и якобы получил тяжелые ранения, но сумел прийти на похороны Захарченко, а далее объявился в Москве. Без бинтов.

А в «ДНР» появился новый глава, очень удобный для Кремля – Денис Пушилин.

Смерть первого главы «ЛНР» Болотова тоже связана с кафе. Правда, случилось это в Москве и обошлось без взрывов. Просто выпил чашечку кофе в компании еще двух «ЛНРовцев». И тут у него случилась острая сердечная недостаточность.

Бывший премьер «ЛНР» Цыпкалов умер от пыток в застенках той самой «ЛНР». Зверски истязали его свои же.

Украинец Алексей Мозговой перешел на сторону России и стал одним из лидеров «армии» т.н. «ЛНР». Убит в результате взрыва автомобиля. Судя по несговорчивому характеру Мозгового, взрыв могли устроить те, кому он служил.

Михаил Толстых (кличка «Гиви») ликвидирован в своей воинской части в «ДНР».

Глава управления по делам семьи, молодежи и спорта херсонской оккупационной администрации Дмитрий Савлученко погиб при взрыве автомобиля.

Одним словом, неприятна жизнь коллаборантов. И иногда она заканчивается очень скверно.

Author