Сергей Нарышкин помог раскрыть причины запредельной жестокости российских солдат в Буче и Бородянке

Сергей Нарышкин помог раскрыть причины запредельной жестокости российских солдат в Буче и Бородянке.

25 марта 2022 г. в Москве состоялось заседание Организационного комитета по поддержке литературы, книгоиздания и чтения в России. Председательствовал на этом заседании руководитель Службы внешней разведки Сергей Нарышкин, произнесший речь. Медийное сопровождение заседания происходило на базе подконтрольного Нарышкину Российского исторического общества.

В своем выступлении Нарышкин процитировал произведение Федора Достоевского «Дневники писателя», в котором автор описывает события войны с Турцией 1877—1878 годов. В частности, Нарышкин называет эту войну «освободительной» и цитирует:

Спросите народ, спросите солдата: для чего они подымаются, для чего идут и чего желают в начавшейся войне, — и все скажут вам, как один человек, что идут, чтоб Христу послужить и освободить угнетённых братьев, и ни один из них не думает о захвате. Да, мы тут, именно в теперешней войне, и докажем нашу идею о предназначении России в Европе, именно тем докажем, что, освободив славянские земли, не приобретём из них себе ни клочка, а, напротив, будем надзирать за их же взаимным согласием и оборонять их свободу, хотя бы от всей Европы

Выбор этого произведения и этого отрывка, который, вероятно, был поручен подчиненным Нарышкина в СВР РФ, кажется абсолютно неудачным. 

Во-первых, Достоевский писал о весьма контраверсийной даже для того времени российско-турецкой войне 1877-1878 годов. Османская империя крайне жестко обходилась с населением христианских Балкан. 

Фактически, россия воевала с Турцией! С мусульманской страной, которую поддерживали отдельные европейские страны, ввиду своих геополитических интересов. А сейчас, россия ведет войну с колыбелью православной цивилизации – Киевом. Хотя, если учесть события в Нагорном Карабахе, где активизировалось военное давление со стороны Баку, то, безусловно, у президента Эрдогана есть очень серьезные аргументы для, мягко говоря, позиции миротворца в переговорном процессе с Владимиром Зеленским. Кстати, Зеленский называет Эрдогана своим большим другом.

Кроме того, неужели Нарышкину не известно, что после окончания турецко-российской войны россия не только не приобрела, но и потеряла ряд земель. На мирном конгрессе (лето 1878 года) был подписан Берлинский трактат, зафиксировавший лишь присоединение к россии Карса, Ардагана и Батума. А общее геополитическое положение россии, как раз, значительно ухудшилось.

Беспокоит и форма заявлений Нарышкина. В то время, когда российская армия терпит такие серьезные потери, соответствующий ли это момент для обсуждения литературы и книгочтения главой разведки? Не прячется ли Нарышкин от реальности за глубокомысленными обсуждениями российских классиков.

Однако, 3 апреля 2022 года, более чем через месяц после того, как Нарышкин процитировал Достоевского, российская армия вынуждена была покинуть Киевскую область, в том числе, города-сателлиты Киева – Бучу, Ирпень, Гостомель, Бородянку… Хотя ещё утром 1 апреля телеканал “Звезда” и телеканал “RT” бодро рапортовали о зачистке этих населенных пунктов, показывая видео с командиром одного из подразделений морской пехоты россии Алексеем Шабулиным.

После того, как весь мир увидел масштаб зверств российских фашистов в Буче, и первый шок от увиденного превратился в холодную ненависть ко всему российскому, это не отвратило украинцев от чтения российской классики. Как раз наоборот… Теперь она стала намного более понятна.

Теперь уже украинские соцсети начали тиражировать отрывок из тех же самых “Дневников писателя” Федора Михайловича Достоевского… На сей раз, этот отрывок пояснял, откуда в российских солдатах берется эта сатанинская черта насиловать и убивать безоружных.

Бессмертный российский писатель писал о результатах российско-турецкой войны следующее:

Помните ли, господа, как еще летом, еще задолго до Плевны, мы вдруг вошли в Болгарию, явились за Балканами и онемели от негодования.

Всё дело вышло из-за того, что обладатели голосов этих шли, как известно всему миру и особенно нам, спасать угнетенных, униженных, раздавленных и измученных. Еще до объявления войны я, помню, читал в самых серьезнейших из наших газет, при расчете о шансах войны и необходимо предстоящих издержек, что, конечно, «вступив в Болгарию, нам придется кормить не только нашу армию, но и болгарское население, умирающее с голоду».

Я это сам читал и могу указать, где читал, и вот, после такого-то понятия о болгарах, об этих угнетенных, измученных, за которых мы пришли с берегов Финского залива и всех русских рек отдавать свою кровь,— вдруг мы увидели прелестные болгарские домики, кругом них садики, цветы, плоды, скот, обработанную землю, родящую чуть не сторицею, и, в довершение всего, по три православных церкви на одну мечеть,— это за веру-то угнетенных!

«Да как они смеют!» — загорелось мгновенно в обиженных сердцах иных освободителей, и кровь обиды залила их щеки. «И к тому же мы их спасать пришли, стало быть, они бы должны почти на коленках встречать. Но они не стоят на коленках, они косятся, даже как будто и не рады нам! Это нам-то! Хлеб-соль выносят, это правда, но косятся, косятся!..»

И поднялись голоса.

«У нас, дескать, и зажиточный мужик так не питается, как этот угнетенный болгарин». А другие так вывели потом, что русские-то и причиной всех несчастий болгарских: что не грозили бы мы прежде, не зная дела, за угнетенного болгарина турке и не пришли бы потом освобождать этих «ограбленных» богачей, так жил бы болгарин до сих пор как у Христа за пазухой. Это и теперь еще утверждают.

А Болгария — это ведь дома. Мы их освобождать пришли, значит, всё равно что к себе пришли, они наши. У него там сад и имение, так ведь это имение всё равно что мое; я, конечно, не возьму у него ничего, потому что я благородный человек, да, правда, и власти не имею, но всё же он должен чувствовать и навеки быть благодарным, потому что раз я к нему вошел,— всё, что у него есть, это всё равно, что я ему подарил. Отнял у его угнетателя турка, а ему возвратил. Должен же он понимать это…

А тут вдруг его никто и не угнетает — какая обидная неприятность, не правда ли?

Тот факт, что слова Достоевского об увиденном российскими солдатами в Болгарии в 1878-м – полностью соответствует увиденному в украинской Буче в 2022-м, подтверждается и свидетельствами очевидцев фашистских зверств российских солдат.

Жительница Бучи арт-критик Лена Чиченина, которой удалось выехать из города за несколько дней до начала резни, написала свои воспоминания о пережитом. 

Среди прочего, она также пытается анализировать причины  озверения. По ее словам, “фактор, так часто обсуждаемый и превращенный в мемы о «нутелле». Это наша “красивая жизнь”. Дома из кирпича, ноутбуки, дорогие вещи. Ситуацию усугубляло и то, что Буча довольно зажиточный пригород. Особенно это заметно по всему частному сектору. Люди заботятся не только о своих дворах, но и обустраивают газоны за воротами. У нас отличный парк, много коттеджных городков, симпатичных жилых комплексов, дорогих автомобилей. А эти ребята приехали не из Москвы и не из Петербурга, о чем свидетельствуют их телефонные разговоры и опубликованные списки военных частей. Достаточно посмотреть на их родные города на Google картах, чтобы понять весь шок от контраста. Шок, зависть, возмущение и ненависть”.

Шок, зависть, возмущение и ненависть. Именно в таком порядке российские солдаты испытывали эмоции от увиденного в Украине. Ведь им обещали, что они будут спасать украинцев от порабощения бандеровцами и нацистами… А, оказалось, что украинцев не только никто не порабощал. Украинцы, как оказалось, живут во сто крат лучше них. И туалет у них в доме, а не во дворе. И горячая вода есть. И шмотки у них качественные. И, это вы еще не попробовали их “бандеровское мороженое” и “нацистские соки”.

Естественно, что внутреннее возмущение от того “а, почему я не могу позволить такое себе и своей семье?” сменилось на слепую ненависть в момент, когда от командиров была получена команда “Отступаем, можно все!”.

Когда-то российский актер Евгений Гришковец в одной из своих пьес “Как я съел собаку” рассказывал о своей службе на острове “Русский”. В пьесе есть один эпизод, когда Гришковец рассказывает как он своими руками убил трех краснокнижных бабочек “махаон”, занесенных в Красную книгу. Рассказывая об этом, Гришковец произносит сакраментальную фразу о причинах бессмысленного уничтожения краснокнижных бабочек: “А кому мы там могли еще отомстить? Кто там еще был слабее нас?” Когда он произносит эти вопросы – зал смеется.

В этом и заключается причина зверств в Буче. Простая и незамысловатая. Россиянам нужно было кому-то отомстить за разочарование, настигшее их с особой остротой, когда из “великих освободителей” они превратились в отступающую армию бедной забитой провинциальной страны, с туалетами во дворах, а в большей части и без них вообще. И в Буче не нашлось никого слабее них, кроме мирных женщин, детей и стариков.

ПОДПИСАТЬСЯ НА НАС В GOOGLE НОВОСТИ

Author