Закон об иностранных агентах: старые репрессии на новый лад

Госдума в первом чтении приняла законопроект «О контроле за деятельностью лиц, находящихся под иностранным влиянием». Документ предполагает, что совсем необязательно иметь иностранное финансирование, достаточно просто попасть под влияние «западных врагов».

  • Госдума хочет расширить список критериев для признания физического или юридического лица иноагентом: соответствующий закон приняли в первом чтении
  • Иноагентам запретят вести преподавательскую и просветительскую деятельность
  • В законе вводится новое понятие – «иностранное влияние», его расшифровку должны представить ко второму чтению

 

Никакой свободы врагам свободы

Разработали законопроект пятнадцать депутатов и трое сенаторов. Они считают, что сейчас понятие статуса «иностранный агент», недоработано. А нынешние «угрозы национальной безопасности» предполагают усиление контроля над людьми, которые не разделяют политику Кремля.

Главное нововведение – расширение количества признаков, по которым государство будет вычислять иноагентов. Если сейчас чиновники хотя бы делают вид, что копаются в финансовой отчетности человека или организации, то новый закон может существенно облегчить им работу. Теперь главная метка иноагента – подвереженность иностранному влиянию.

С иностранным финансированием было все понятно. Формально деньги из-за границы и считались этой самой связью с врагом. Но как можно охарактеризовать влияние в метафорическом смысле с юридической точки зрения? Расшифровки в документе нет, однако кремлевские законодатели попытались вместить это в несколько пунктов.

Первое и самое основное: предоставление иностранным источником какой-либо поддержки и оказание воздействия на российское физическое или юридическое лицо.

Под поддержкой понимается не только предоставление денежных средств и другого имущества, а также оказание бесплатной организационной и научно-технической помощи. Как эти процессы будут доказывать – не совсем понятно.

Также под запретом для законопослушных россиян – политическая деятельность и сбор военно-технических данных, которые могут быть использованы против безопасности РФ. Доказывать то, что человек или организация собирали информацию именно для диверсионных целей, также совсем необязательно. Распространять информацию о таких процессах тоже запрещено, не говоря уже о финансировании.

Интрига второго чтения

Контролировать всех иностранных агентов будет Министерство юстиции. У него также появится исключительное право «партработника» – направлять своих представителей для участия в мероприятиях, которые проводят иноагенты.

Для удобства все существующие перечни объединят в один реестр. В него войдут некоммерческие организации, организации без юридического статуса, СМИ и физические лица. Раньше эти «расстрельные списки» пополнялись отдельно друг от друга.

Интересно и то, что наряду с иноагентами в реестре появятся и фамилии людей, «аффелированных» с ними. Речь идет о тех, кто хоть каким-то образом связан с иноагентами. Например, человек в какой-то период времени работал в НКО, которую признали иностранным агентом, или получал от нее деньги. Также туда могут попасть и родственники уже признаных иноагентами лиц.

Примечательно, что этих людей все-таки не приравняли к предателям, к ним не будут распространяться аналогичные требования и ограничения. Есть идея вообще вынести их в отдельный список ко второму чтению.

По мнению парламентариев, этот закон нужен не для наказания, а всего лишь для информирования граждан. Зампред комитета Совета Федерации по международным делам Андрей Климов считает, что список таких лиц должен быть понятный, подробный и прозрачный. А Минюст мог всегда держать руку на пульсе.

«Документ очень правильно назван. И он не только про иноагентов. Там ведь не по наказанию тех, кто под влиянием работает, а по контролю. Это контроль за деятельностью лиц, находящихся под иностранным влиянием. Очень мудрое название. Буду бороться за каждое слово, за каждую букву в этом названии в случае принятия Госдумой концепции этого документа. Государство обязано контролировать деятельность тех, кто находится под каким-то иностранным влиянием», – говорит зампредседателя комитета Совета Федерации по международным делам Андрей Климов.

Однако этой инициативе дали аванс в виде принятия в первом чтении – документ обязали доработать. Депутатов не устроило, что в законопроекте не пояснили, за распространение какой информации можно стать иноагентом. Госдума опасается, что под эти нормы могут попасть лица из «дружественных стран». Да, такие у Кремля еще остались.

Есть вероятность, что законодатели все же попытаются раскрыть понятие «иностранное влияние». Партия «Новые люди», депутаты которой являются одними из авторов документа, выступает за то, чтобы все-таки конкретизировать все обобщенные формулировки. Даже провластная оппозиция попыталась оправдать свой имидж либеральной политсилы за счет того, что признавать иноагентами за учебу заграницей или контакты с международными организациями – абсурдная идея.

Запрет на профессию

Еще одним резонансным пунктом нового закона стал запрет на преподавательскую, просветительскую и воспитательную деятельность в отношении несовершеннолетних. Также люди и организации, признанные иноагентами, не будет иметь права на производство информационной продукции и организацию мероприятий.

По сути – это запрет на профессию. Но в комитете Совфеда по международным делам считают иначе. Там заявили, что речь идет не об ограничении деятельности в целом, а том, чтобы не допустить распространение иностранного влияния на детей и подростков.

Видимо, после зачистки СМИ и бизнеса, Кремль решил закрыть рот учителям. Вероятно, в ближайшее время в списке иноагентов окажутся либерально настроенные преподаватели. Не прекратят свою деятельность только лояльные к власти или запуганные педагоги.

Перечень запретов и ограничений тоже расширился. Среди прочего иноагенты не смогут быть членами наблюдательных комиссий на выборах и не будут иметь права проводить антикоррупционные экспертизы. Также иноагенту не стоит расчитывать на финансовую помощь от государства. Формально под это определение подходят пенсии и субсидии. Также могут возникнуть сложности в страховании доходов и ведении бухгалтерской отчетности.

Положительные моменты

Единственным положительным моментом всего законопроекта является инициатива уведомления о получении статуса иноагента не позднее чем за пять рабочих дней со дня принятия такого решения. Это позволит людям составить четкий план действий и как-то повлиять на это решение.

В действующем законе такой нормы нет, это толкает новоиспеченных иноагентов на поход в суд. Так поступил и популярный журналист и видеоблогер Юрий Дудь. Он подал иск из-за того, что Минюст не уведомил его о новом статусе должным образом.

Оспорить иноагентство сейчас пытается и бывший главный редактор радио «Эхо Москвы» Алексей Венедиктов. Но он заявил, что будет судиться не по форме, а по содержанию и обещал дойти до Конституционного суда. А политолог Екатерина Шульман рассказала, что она стала иноагентом из-за того, что получала деньги от «Эха Москвы». Выходит, что физическое лицо несет ответственность за то, где его работодатель получает деньги.

Еще одним условным положительным пунктом закона является единый порядок выхода из реестра. Для этого нужно отказаться от иностранной поддержки и деятельности, которое государство сочло недопустимой. Спустя год можно подать заявление в Минюст об исключении из реестра.

Но так как закон очень политизирован, можно предположить, что решающим фактором могут становиться кулуарные договоренности о предпринимательской деятельности или редакционной политики, если речь идет о СМИ.

Инструмент политического преследования

Конечно, целью нового документа является не укрепление защиты России от мифического кольца врагов. Главная его задача – дать максимальную законодательную вседозволенность против неугодных режиму людей.

С учетом практически неработающей судебной системы иноагентами будут становиться люди, имеющие любые иностранные контакты. Это приведет к еще большей изоляции граждан России, потому что любое международное сотрудничество может привести к попаданию в «расстрельный список».

Правозащитный проект Inoteka, который оказывает юридическую помощь новоиспеченным врагам народа, считает, что подобные законы ослабляют гражданское общество и оказывают непосильное политическое давление.

«Форма и время, выбранные для внесения поправок, расширяющих список оснований для включения в иноагенты, лучше других аргументов демонстрирует, зачем это необходимо российскому государству. В момент фактического введения военной цензуры, блокирования ресурсов остатков свободных СМИ можно и в виде поправок, а не отдельного закона в законопроекте, не имеющем никакого отношения к сути ограничений протащить положения, которые могут в несколько раз увеличить возможности по дискриминации людей в России на основании их источника дохода и/или политических взглядов», – считает политолог Михаил Комин.

Реальность такова: радикально настроенная часть общества будет утверждаться в мысли, что вокруг России – враги, которые мечтают развалить ее изнутри. Часть либерального сообщества покидает страну, что тоже является одной из целей Кремля. А вообще, получить статус иностранного агента в этих кругах уже стало чем-то почетным. По словам многих активистов, так в наше время маркируются приличные люди. А судя по тому, что перечень причин для этого статуса планируют расширить, приличных людей в России будет становится все больше.

Правозащитники посчитали, что сейчас в списке иноагентов находятся около 460 юридических и физических лиц. А появился реестр в 2012 году и начался с перечня некоммерческих организаций. Пять лет спустя эту компанию пополнили СМИ-иноагенты, а потом и организации без юрлица.

В 2021 году ужесточили наказание за нарушения деятельности иноагентов: сегодня они предусматривают как административные штрафы, так и уголовную ответственность на срок до пяти лет лишения свободы.

В этом году заработал и реестр физических лиц. А война в Украине потребовала больших усилий по затягиванию петель на шеях несогласных. В реестр попали шеф-редактор The Insider Роман Доброхотов, писатель Виктор Шендерович, рэпер Face, журналисты Сергей Пархоменко и Юрий Дудь. А также журналисты Алексей Пивоваров и Олег Кашин. В реестр физлиц-«иноагентов» внесли еще и предпринимателя Евгения Чичваркина, который очень гордится этим статусом в соцсетях.

Создал по образу и подобию

В последние несколько лет Кремль буквально подражает эпохе Сталина. Сегодня иноагенты – это фактически враги народа, которых пока не расстреливают.

Признаки условного 1937 года проявились в желании наказывать родственников за деятельность членов их семей и попытках изолировать общество от контактов с иностранцами. За такое правонарушение в сталинское время вполне могли вызвать на допрос в органы госбезопасности. Также плагиат выдает бесконечное желание контроля государства над неугодными гражданами.

Общая атмосфера страха запускает репрессии на новый уровень. Можно предположить, что следующим шагом в поиске врагов народа будет активное поощрение слежки и информирования.

И есть большая вероятность, что после падения режима новый Довлатов снова задаст сакраментальный вопрос – о диктаторе и количестве написанных доносов.

Author