Пропаганда как она есть: «Мы не вторгались в Украину…»
  • Пост в Facebook’е и кровавые руки
  • Хор испуганных дядек
  • Копье в сердце Мединского

Не добро

Читаю в соцсети сообщение. Автор смотрит видео из Северодонецка и видит: за Украину воюют не призывники и боевики, а обычные взрослые мужики. «Не Рэмбо, не спецназ, а те, кто водит фуры, чинит машины, строит дома. Кому раньше плевать было на все, тем более “на политику”. И кто сейчас пошел защищать свою страну, спасая несчастных бабушек, бегущих из разрушенного города».

«Как, спрашивает автор, посмотрев этот и другие такие материалы, можно верить бреду про “нациков”, взрывающих свои дома и выжигающих свои города? И повторять истории про “садистов, наркоманов и фашистов”, глядя на мужика, один в один твоего соседа по лестнице или даче?»

Точный вопрос. Надо ответить. Задача пропаганды как раз и состоит в том, чтобы не дать российскому зрителю YouTube увидеть в этом бойце соседа. Залить ему глаза и уши воплем «мы добро!» и «славная история!», а «нацисты!» и «Запад!» нас унижают и хотят ограбить. Но мы духовные, умные и мощные наследники героев. Под властью Путина мы крепнем год от года. И планы Запада жестоко сокрушим.

Порой кто-то удивляется: как вся эта муть застревает в ушах? Как подчиняет людей?

Как в Пскове или в Бурятии у чинуш, хоронящих солдат, убитых под Харьковом и Херсоном, поворачивается язык молоть о «бойцах, воюющих за правое дело»?

А как же ж ему не повернуться? Если в уши льется вечный ор, а над башкой висит топор? Выговора, лишения премии, уголовки, увольнения? Все это, согласитесь, производит впечатление. 

Хор испуганных дядек

А под впечатлением становится ясно, что надо все время доказывать верность. И показывать рвение. Лучше – каждое мгновение. Этим они и заняты. Снизу до верху.  

Вот, чудно живший когда-то в Брюсселе при НАТО Рогозин 16 июня в Тwitter’е объявляет: «То, что выросло на месте Украины, представляет собой экзистенциальную угрозу русскому народу, русской истории, русскому языку и русской цивилизации. <…> Поэтому давайте лучше мы с этим покончим. Раз и навсегда. Ради наших внуков». Админы Twitter’a заблокировали его аккаунт до тех пор, пока он не удалит этот пост. 

А он не считает свой пост ошибкой. Пишет: «Кнопку “удалить” жать не буду. К сожалению, Twitter превратился в помойку, трибуну для экстремистов». Он н еправ. Судя по блокировке аккаунта, экстремистов в Twitter’е не любят. 

И потому Дмитрий Медведев, заполнивший свой Telegram-канал «имбецилами», «ублюдками» и «выродками», в Twitter’е подбирает слова. Но и пишет намного невнятней. Сложно его понимать. «…Европейские ценители лягушек, ливера и макарон <…> опять пообещали [Украине] вступление в ЕС, гаубицы старые, хлопнули горилки и поездом, как сто лет назад, – домой. И все хорошо. Только вот к миру это Украину никак не приближает. А часики тикают», – пишет он. Что хотел сказать? Сам-то понял? А при этом – слышит: часики-то тикают. Ему. Вот бы обождать, взять паузу в хоре. А нельзя. Проверяют: что молчишь? А ну давай-валяй! У нас не молчат!

«Мы не вторгались в Украину. <…> У нас не осталось никакого [иного] способа объяснить Западу, что он занимается преступной деятельностью, втягивая Украину в НАТО». Что за вздор? Неужто министр не знает значения слова «вторгаться»: «насильственно вступать, входить куда-либо» и – «бесцеремонно вмешиваться во что-либо». Поводы не важны. Вторжение – оно и есть вторжение. И войска Кремля его совершили: вошли в чужую страну, вмешались в ее дела и мирную жизнь людей. А что хотели этим «объяснить Западу» не важно. Важна война.

Слова Лаврова – попытка увильнуть, ответить, не сказав правды. Обычный прием. А дальше – облом: «…мы не стесняемся показывать себя такими, какие мы есть». Что ж, мир вас видит. И ему не важно, что и кому вы объясняете и чего хотите.

Копье Запада в сердце Мединского

– Мы не хотим, чтобы наш сосед… был наконечником копья Запада и НАТО, нацеленного нам в сердце, – заявил 18 июня в интервью Russia Тoday помощник Путина Мединский. По его словам, российские власти не раз объясняли, что хотят видеть Украину дружественной, нейтральной и добрососедской.

Такой она и была до захвата Крыма. Осталась и после мятежей в «ДНР» / «ЛНР». Порой казалось: ее терпение почти безгранично. Не желая войны – ни гражданской, никакой иной, – она сносила оккупацию Крыма, разгул врага в Донбассе, шантаж и угрозы. 24 февраля положило терпению конец. Так что Мендинского слушают с усмешкой, как пустобрехов с темной репутацией.    

Конечно, к Западу он обращается лишь в третью очередь. А в первую – к россиянам. Агитпром убеждает их, что война – якобы вынужденный ответ Западу. 

И кто-то прислушивается. Ведь принять это легче, чем правду: нападение на Украину – неспровоцированная агрессия. Крайне опасная для России. Но для Кремля не бессмысленная. Развитие Запада – экономическое, социальное, технологическое – пугает обожателей власти, знающих лишь один способ ее удержать, – утопить народ их в архаике и крови военных авантюр. 

Пугает их и Украина. Ведь она – пример: другая жизнь возможна. И за ней не надо ехать в дальние страны свободной черепичной цивилизации – вот он. Видя его, кто захочет под шифер диктатуры?

А «нацеленное в сердце копье Запада и НАТО» – выдумка. Запад не собирался нападать на Россию. Предпочитал жить-поживать, с ней торговать и добра наживать. А народ ее – пусть живет в послушном подчинении. Что ж делать, коль он такой? И в Кремле это знали. Но ждали майдана. Понимали: пример – сила. И вот теперь ведут по соседу огонь и малюют его черной краской. 

Не надо иллюзий. При умении, а у Мединского и прочих оно есть, она еще долго будет надежно заливать глаза миллионам их подчиненных.  

Author