ghost
Остальное

Какую победу вы хотите

27 июня, 2022

Несмотря на определенные военные успехи, которых в последние дни добились российские войска в Украине, особо победного настроения в российских «патриотических» пабликах не ощущается.

  • У кремлевских пропагандистов плохо с оптимизмом 
  • «Победа» как национальный наркотик для зомбирования россиян
  • У российской молодежи другое понимание «победы» 

Взятие Северодонецка, Золотого, Гранитного и наступление на Лисичанск почему-то не вызвали среди записных патриотов Путина особого восторга. Все очень скромно, с оговорками. «Да, как бы победа, но какая-то не такая, как хочется». Так некий «Вечерний Владлен», вещающий в телеграм-канале “РН-Русский Националист” с   грустью на физиономии рассказывает, что успехи есть, но слабоваты. Что «котлы» есть, но маловаты. И только когда речь заходит об обстрелах всей украинской территории крылатыми и прочими ракетами, он преображается и начинает с придыханием вещать: «Слава русским ракетчикам!». Особенно тем, которые смогли обстрелять жилую многоэтажку и детский садик в Киеве, а также автозаправку в Тернопольской области на западе Украины и супермаркет “Амстор” в Кременчуге. 

Нет особого запала и в еженедельной сводке о ходе боевых действий еще одного известного пропагандистского канала “Юрий Подоляк Новости” , где этот самый Юрий Подоляка (так и хочется написать «заподляка») хвастается боевыми успехами путинского войска на Донбассе. 

Слабоваты победы, что ни говори! И гордое выпячивание @ZVEZDANEWS с кадрами «Министр обороны Сергей Шойгу наградил медалью “Золотая звезда” Героя России и Орденом мужества отличившихся в боевых действиях военнослужащих» как-то тоже не очень впечатляют, несмотря на фразу: «Уверен в вас! Впереди у вас еще много славных дел во благо нашего Отечества!».

Не блещут радостью лица записных пропагандистов Кремля Владимира Соловьева, Дмитрия Киселева, Ольги Скабеевой и Маргариты Симоньян при рассказах о ходе «специальной военной операции на Украине». С одной стороны, вроде все хорошо — наступаем, убиваем, обстреливаем. А с другой — не так уж все и хорошо. Масштаба не хватает! То ли дело было вначале, 24–25 февраля, когда они с криками: «Ура! Ура! Война!» вещали о том, как путинские войска в три дня захватят всю Украину. Ну если не в три, то в пять точно.

Психолог Борис Новодержкин так охарактеризовал этих людей на своем ютуб-канале: «Меня часто спрашивают, как психолога, что характеризует тех человекообразных существ, которые поддерживают войну в Украине. …это даже не насекомые, не бактерии! Это вирусы!». В беседе с автором, Борис, отметил, что зазомбированность кремлевской пропагандой напоминает наркоманию или алкоголизм. Наркоману, как и алкоголику, надо каждый день давать все большую и большую дозу отравы, которая поддерживает его в состоянии эйфории. И пропагандисты это делают, только вот с качеством дури у них все хуже и хуже. «Победа», или правильнее — «победобесие», ставшее идеологическим оружием путинского режима, оказалось весьма эффективным для оболванивания десятков миллионов людей. Но оно же воспитало в них ожидание «великой победы». «Мы — народ-победитель! Да?» — вопрошал толпу на митинге в Лужниках в 2018 году Путин. И толпа радостно скандировала «Даааа!» Поэтому сейчас, когда реальность вошла в жесткое противоречие с идеологическими клише, жестко вбитыми в головы людей кремлевскими зомбоящиками, возникает жесткий когнитивный диссонанс. И многие выходом из этого диссонанса видят игнорирование реальности.

«В России сейчас популярен такой анекдот: 

— Скажите, а почему ваш сын в гробу в военной форме?

— Не знаю. Я политикой не интересуюсь!» — с грустью пошутил психолог.

Известный российский социолог Елена Конева отмечает, что «“победа” как таковая превратилась в национальный наркотик и инструмент милитаризации сознания россиян». Восприятие большинством россиян войны против Украины, по мнению Елены, прошло за эти четыре месяца несколько этапов. От твердой уверенности в справедливости этой войны, того, что она несет благо народу Украины, которого доблестные российские войска освобождают от угнетателей-нацистов («Вы только немножко потерпите и наши войска вас освободят!» — говорили россияне своим ошарашенным и возмущенным родственникам в Украине) до состояния апатии и привыкания. На вопрос “почему среди людей со средним уровнем достатка поддерживающих “спецоперацию” больше, чем среди людей с низким уровнем достатка”, Елена Конева отвечает, что средний класс в России по крайней мере двухслойный. Первый слой — это госслужащие, чиновники средней руки, силовики и военные. Эта категория людей все свое благосостояние видит в полной и безоговорочной поддержке решений действующей власти. Для них «победа» заключается в том же, в чем будет видеть ее власть. И если критерии «победы» у власти будут меняться, то и у этой части населения они будут меняться соответственно. Как в старом советском анекдоте: «Мы колеблемся вместе с линией партии!».  Это истинная опора власти. Второй слой — преимущественно малый бизнес, который понес огромные материальные и моральные потери в результате ограничений, вызванных пандемией COVID-19, и все возрастающим официальным и неофициальным давлением со стороны государства и отдельных чиновников. Эти люди со словом «победа» связывают надежду на какие-то будущие улучшения. Для них это фата-моргана — недостижимая надежда на светлое будущее, которое обязательно должно наступить после такого великого и судьбоносного явления, как «победа». Хотя многие из них в глубине души понимают, что это не так, но как хочется верить в сказку, особенно когда все вокруг серо и беспросветно! 

В пост-релизеМобилизуй меня” или “Мама, забери меня домой” под авторством Елены Коневой, Нади Евангелян и Владимира Звоновского, отмечается:

Декларация готовности к участию в спецоперации является не столько базой для прогноза добровольческого движения, сколько отражением общей лояльности к власти, Путину и самой операции, сформированные многолетней и актуальной сейчас пропагандой.

Реальная готовность идти воевать только в незначительной части может быть результатом идейных убеждений. Ее масштаб стоит прогнозировать, исходя из личных социально-экономических обстоятельств, степени маргинальности, потери работы, потери близких на войне”.

Совсем другое дело молодое поколение,поколение – подчеркивает социолог.  Младшее поколение россиян не только меньше других поддерживает военные действия, но и находится в наиболее антивоенном социальном окружении. Эти люди в значительной своей массе относятся очень критично к надоевшей и явно устаревшей морально власти «шамкающих дедов» с их замшелыми идеологическими догмами. И многие из них рассматривают эмиграцию из России как неизбежный выход из положения. И только очень немногие видят путь борьбы с режимом Путина, как самый правильный и единственно ведущий к настоящей Победе — победе разума и демократии над мракобесием и тоталитаризмом.