Путинские планы

Обстрелы Белгорода в ночь со 2-го на 3 июля, в результате которых, по информации мэра города Антона Иванова, были повреждены 424 квартиры в 28-ми многоквартирных домах, 65 частных домовладений и погибло четыре человека, в России однозначно трактуются, как украинская атака.

Дежурный ястреб Совета Федерации Андрей Клишас, естественно, потребовал «сокрушительного военного ответа».

В Украине по поводу этих ударов по российскому городу более сложная реакция. Одни комментаторы признают, что по Белгороду стреляли с  территории Украины, и намекают, что это месть за бесчеловечные обстрелы Кременчуга и Одесской области, произведенные ранее. Напомним, в результате этих ударов российских войск по жилым домам и дому отдыха в Украине мирных граждан погибло вдесятеро больше, чем в Белгороде — почти 40 человек. Другие украинские наблюдатели намекают на то, что удары по Белгороду – это российская провокация с целью объявления всеобщей мобилизации в стране.

Как было на самом деле, сейчас точно сказать нельзя, ибо – «туман войны». Могло быть и так и так. Если это были украинские обстрелы, то они живо напомнили историю о том, как союзники утюжили немецкие города в 1944–45 годах. По тогдашнему мнению англичан и американцев, немцы (в том числе, и мирные) должны были ответить за преступления Гитлера — ведь они массово поддерживали его, ну или как минимум, не поднимали против него восстание.

С другой стороны, стрелять по своим, чтобы затем обвинить в этом того, на кого ты собираешься напасть (или, как вариант, для того, чтобы объявить мобилизацию), что, например, имело место перед нападением Советского Союза на Финляндию в 1939 году, или взрывы двух многоквартирных домов в Москве в 1999 году перед развязыванием второй Чеченской войны — это такая наработанная практика НКВД-КГБ-ФСБ. В данном случае обстрел Белгорода, действительно мог быть использован для объявления всеобщей или частичной мобилизации в России. Для Путина обстрелять свои города – это как два пальца обмочить, проще пареной репы. Человеческие жизни, в том числе и своих граждан, для него не стоят и гроша ломанного.

С третьей стороны, если это и была путинская провокация, то на фоне его очередной «блестящей» победы (захвата Лисичанска) она ему сейчас вроде как ни к чему. Путин уверен, что раз он захватывает украинские города, значит, побеждает. И стало быть, можно обойтись теми силами, что уже есть в наличии. А значит, пока можно не прибегать к мобилизации, которую он явно не хочет начинать без особой надобности.

Кроме того, судя по всему, Путин почти сломал свою ветреную марионетку Лукашенко с тем, чтобы войска Беларуси наконец полноценно вступили в войну против Украины. А это еще дополнительно как минимум 10–15 тысяч штыков. Участие Минска в войне на стороне Москвы, правда, все еще не гарантировано. Лукашенко, как мы видим, продолжает отчаянно маневрировать. С одной стороны, он заявляет: «Наше участие в спецоперации мною определено давно».

С другой – после встречи с Путиным 26 июня, на которой последний пообещал ему модернизировать белорусские Су-25 и поставить комплексы «Искандер-М» в Белоруссию (как подчеркивал российский Первый телеканал, «Искандеры» способны нести и ядерное оружие), Лукашенко вдруг в довольно примирительном ключе поздравил Джо Байдена с Днем независимости США, чего Путин демонстративно не сделал, то белорусский правитель обращается к странам СНГ теснее сближаться с Союзным государством России и Белоруссии (видимо, чтобы не один Александр Григорьевич в объятиях Путина мучился)…

Однако стратегически основная проблема сейчас в том, что Путин не намерен останавливаться и стремится додавить Украину любой ценой. Для этого у него, как обычно, есть план A, план B, план C и т. д., и все они подразумевают только военную победу.

Скажете, что это иррационально? Безусловно! Но разве нападение на Украину в 2014-м, аннексия Крыма и трети Донбасса не были безумно иррациональными шагами, в возможность которых накануне этих событий не верил ни один трезвомыслящий западный, украинский и российский политик и эксперт? Но Путин сделал эти безумные шаги.

Большинство политиков и аналитиков за редким исключением не верили и в широкомасштабную войну, развязанную Путиным 24 февраля 2022 года, однако он начал и ее…

Сегодня путинский план А — это действовать примерно так же, как в Северодвинске и Лисичанске, создавая огромное численное преимущество в живой силе и технике на конкретном, относительно небольшом участке фронта, засыпая подразделения ВСУ ракетами и снарядами, окружая их (как в Мариуполе) или заставляя отступить угрозой окружения, как произошло в Северодонецке и Лисичанске.

Путинский план B, судя по всему, подразумевает подключение к его войне Беларуси. Невооруженным глазом видно, как Лукашенко старается оттягивать этот момент как можно дольше. Как говорит глава украинской разведки Кирилл Буданов, пока признаков готовности Беларуси к непосредственному подключению к войне в Украине, не видно. Однако, похоже, что Путин прижал своего союзника к стенке и рано или поздно тому придется уступить.

Если для победы над Украиной окажется недостаточно и белорусской армии, кремлевский диктатор объявит мобилизацию. Это путинский план C. Ну и план D – применение ядерного оружия — он, естественно, тоже держит в уме.

Некоторые западные политики и аналитики уверяют, что Путин уже проиграл, потому что, посмотрите, какие у него потери. К сожалению, они не понимают, что для него цена потерь — вообще не вопрос. Он готов отправить на бойню сотни тысяч россиян. Вопреки многоуважаемому Андрею Пионтковскому, который, несомненно, понимает психологию и логику Путина гораздо лучше многих западных и российских экспертов и политиков, я тем не менее не думаю, что российские генералы в ужасе от потерь Вооруженных сил РФ и выстроились в очередь, чтобы свергнуть диктатора. Полагаю, что они, так же как и он, уверены, что сейчас побеждают, причем благодаря его мудрому руководству. А потери… Ну что потери? Мы ведь всегда так – «за ценой не постоим». Плюс, если что, Путин еще подгонит резервов…

Не стоит тешить себя иллюзиями, что российский генералитет вот-вот арестует Путина. Советский генералитет не арестовал Сталина за гораздо большие потери на первом этапе Великой Отечественной войны…

Нужно время, вероятно, не меньше года-двух, чтобы российский народ в полной мере хлебнул всех тягот войны, чтобы после этого недовольство режимом выросло до того, чтобы на улицы российских городов вышли миллионы, осознавшие наконец, кто во всем этом виноват. Время, чтобы эти миллионы научились бороться до конца. Чтобы на фоне массовых протестов хотя бы часть вооруженных сил присоединилась к восставшим, и солдаты имперской армии превратились в солдат революции. И да — это классика жанра: империалистическая война, превращающаяся в гражданскую… И, конечно же, нужно понимать, что Путин — не Николай II – тихо полномочия не сложит и в отставку не уйдет, будет заливать кровью на этот раз уже улицы российских городов… И вот тогда, возможно, какая-то часть генералитета перейдет на сторону восставшего народа. Но пока им некуда переходить. Пока народ безмолвствует, генералы хотят побеждать.

Author