Вторая Первая Мировая: в чем смысл нового поворота российской пропаганды

«Медуза» рассказала о новой методичке, подготовленной в администрации Путина для российских пропагандистов (в материале выдвигалось предположение, что разработку курировал депутат Госдумы Олег Матвейчев, однако, как сообщает сама «Медуза», позднее политик опроверг свою причастность к этому).

В методичке рекомендуется проводить параллели между нынешней войной в Украине и Первой Мировой. Под этим соусом предполагается продвигать два тезиса. Во-первых, как в двадцатом веке, так и в двадцать первом страны Запада втянули Россию в военное противостояние. Непонятно, правда, почему такой мудрый и дальновидный лидер, как Путин, позволил втянуть себя в подобную авантюру. Неужели он хочет кончить, как Николай II? Или это у него элемент какого-то хитрого плана? Ведь не хотят же авторы методички сказать, что нынешнее российское руководство по глупости и бездарности не уступает тогдашнему.

Кроме того, разработчики советуют подчеркивать альтруизм внешней политики России: она всегда приходит кому-то на выручку, жертвуя собственными интересами. 108 лет назад она пришла на помощь Сербии, сейчас – «народным республикам».

Легко заметить, что оба тезиса служат одной и той же цели: затушевать тот факт, что Украина на Россию не нападала, в то время как Россия напала на Украину. Россия – это агрессор, а агрессором она выглядеть не хочет. И здесь предлагаются сразу два оправдания: Путин воюет не за себя, а за «народные республики», к тому же в войну его втянули.

Однако слишком много оправданий – это тоже плохо. «Во-первых, никакого кувшина я у тебя не брала, во-вторых, он был уже с трещиной, в-третьих, я его вернула целым». Но речь даже не об этом, а о том, что российские пропагандисты, решая для себя одну проблему, создают две новые.

Все-таки Первая Мировая война для России закончилась не очень благополучно. Строго говоря, к моменту ее завершения никакой России и не было: царская уже развалилась, а новая, советская, существовала только в проекте. Впрочем, в методичке говорится и о Западе, который «финансирует несистемную оппозицию, протестные движения и антироссийские СМИ» – как в сво время немцы якобы финансировали большевиков. Но ведь из песни слова не выкинешь. Тогда, как и сейчас, война шла не особо блестяще; тогда, как и сейчас, солдатам не хотелось воевать и умирать непонятно за что; тогда, как и сейчас, антивоенная пропаганда находила у них живой отклик… Что из того, что за эту пропаганду кто-то готов платить?  Так или иначе, на пустом месте она не возникает.

Для патриотического подъема стоило бы взять в пример какую-то другую войну – например, 1812 года. Тогда и в самом деле было чем гордиться: Наполеон, который держал в страхе всю Европу, позорно бежал из России. Можно было бы, скажем, обыграть внешнее сходство между Наполеоном и Зеленским – который, кстати, и играл французского императора в комедии «Ржевский против Наполеона». Нетрудно было бы при желании найти и другие приемы.

И здесь мы переходим ко второй проблеме российской пропаганды: к комедии, точнее, к комизму. Один из самых распространенных приемов комизма – поставить нечто мелкое в один ряд с великим. «Великие слепые – Гомер, Мильтон и Паниковский». Авторы методички, сами того не желая, используют именно этот прием.

Все-таки Первая Мировая война была схваткой титанов. Великие империи оспаривали друг у друга власть над миром, и из этих империй Российская была вовсе не самой слабой: она превосходила по мощи и Османскую империю, и Австро-Венгерскую. Да, она проиграла и пала – но и ее падение было величественным.

Нынешняя же Россия – десятиклассник, который решил избить украинского пятиклассника, но вместо этого сам получает от него тумаки. Это смешно и само по себе, но в сравнении с Первой Мировой смешно вдвойне.

Первая Мировая война была трагедией. Нынешняя война – ужасная, кровавая, но все-таки комедия. Чем больше Путин старается быть страшным, тем больше он становится смешным – а этого он, как гоголевский колдун из «Страшной мести», совершенно не переносит. И сейчас разработчики методички делают его еще смешнее. Пожалуй, их грядущей судьбе трудно позавидовать.

Аналогия с Первой Мировой была бы точна, если бы тогда одна Австро-Венгрия напала на Сербию – и проиграла ей.

Author