«Путин полностью проиграл информационную войну». Что происходит на фронте в киберпространстве

Вошедшая в мировую историю дата 24 февраля как день полномасштабного вторжения означала лишь фактический ввод десятков тысяч российских войск. Война в информационном и киберпространстве началась значительно раньше. Еще 15 февраля массовая кибератака обрушилась на органы государственной власти в Украине.

  • Россия начала кибератаки на украинскую инфраструктуру и госорганы еще раньше, чем наземное вторжение
  • Украина оказалась вполне готова отразить атаку и в киберпространстве, и в информационном поле
  • Сейчас усилия Кремля направлены на переубеждение западной аудитории дезинформацией с призывом не помогать Украине, но эти попытки тщетны

Подобные бои в киберпространстве случались и ранее, хотя и не в таких масштабах, как в январе–феврале 2022 года. На фоне многочисленных сообщений в СМИ о предстоящем вторжении такие действия российских кибервойск были лишь подготовкой, чтобы обезвредить работу украинской системы власти, сделать ее неспособной нормально функционировать в час Х и таким образом как можно быстрее оккупировать страну.

Российское поражение на киберфронте

Джереми Флеминг – глава британского агентства по разведке, кибербезопасности и безопасности, дал развернутое интервью изданию The Economist. По его мнению, Украина оказала достойный отпор российской атаке в виртуальном пространстве, однако война на этом фронте все еще не окончена.


Джереми Флеминг. Фото: GCHQ

Руководитель спецслужбы оценил действия российских кибервойск на низком уровне, в результате чего они не достигли большинства целей: «Через шесть месяцев после вторжения России становится ясно, как разные физические и виртуальные подходы повлияли на конфликт. Как и в случае с наземным вторжением, первоначальные онлайн-планы России, похоже, не оправдались. Использование страной наступательных киберинструментов было безответственным и неизбирательным.

Их информационные операции оказались неуклюжими и были поставлены под сомнение разглашением разведывательных данных. А попытки российских военных уничтожить цифровую инфраструктуру Украины и посеять раздор с помощью кибервозможностей натолкнулись на стойкую, профессиональную и эффективную украинскую киберзащиту».

Великобритания и другие союзники НАТО стали оказывать помощь Украине и в киберпространстве, и в информационном поле. Так как было необходимо защитить общественность от дезинформации и от атак на промышленность и инфраструктуру.

Флеминг говорит, что атака началась задолго до 24 февраля: «За месяц до этого российская военная разведка задействовала вредоносное ПО WhisperGate для уничтожения и порчи украинских правительственных систем. И менее чем за час до того, как Россия вторглась в Украину, она атаковала спутниковые сети ViaSat, используемые украинскими военными, правительством и гражданскими лицами. Атака распространилась на соседние страны, нанеся сопутствующий ущерб целому ряду услуг – от ветряных электростанций до доступа в интернет».

Вторым направлением российской атаки стало распространение дезинформации, чтобы население перестало доверять достоверным источникам информации, посеять хаос, вызвать панику, оклеветать Украину и ее руководство. Даже сам факт публичного предупреждения будущей военной агрессии Кремля был частью кампании по противодействию дезинформации, ведь в Москве все публично отрицали планы воевать с Украиной вплоть до 24 февраля: «Мы приняли меры, чтобы противостоять этой искаженной истине. От предупреждения о начале войны до быстрого выпуска разведывательных данных и работы с западными технологическими платформами по устранению лжи — мы пролили свет на подход российского государства». Как известно, британская разведка в своем Твиттер-аккаунте публикует ежедневные отчеты о положении армий на фронте, анализируя ситуацию вплоть до небольших сел, и продвижений даже малых подразделений.

В британской разведке также считают, что работа по дезинформации ведется не только против Украины в самой стране и на Западе, но и в совершенно безучастных в конфликте странах, чтобы склонить их политическую позицию в пользу Москвы: «Пока президент Путин полностью проиграл информационную войну в Украине и на Западе. Хотя это повод для радости, мы не должны недооценивать то, как российская дезинформация действует в других странах мира. Многие из самых густонаселенных стран не согласились с предложением ООН осудить Россию за ее вторжение. Общественное мнение в тех местах имеет значение, и на него влияет уже информация, поступающая из России. Это новый фронт войны в Украине, и его последствия будут сохраняться, по крайней мере, до тех пор, пока длится конфликт». 

Украинская «цифровая крепость»

Самая сильная кампания по дезинформации была развернута против самих украинцев. Не менее десятилетия Кремль готовил почву, чтобы создать среди россиян образ украинцев как врагов. Несмотря на это, значительное количество людей так и не поверили в пропаганду.

Среди украинцев и вовсе находятся единицы, кто соглашается с нарративами российской дезинформации. Поэтому спецслужбы стали пытаться сеять панику в первые дни войны. Так вбрасывались фейковые сообщения о захвате многих населенных пунктов, тиражировалась и поощрялась шпиономания, чтобы натравить украинских защитников друг на друга. Все эти действия оказались бесполезными. Украинское общество проверяло и ответственно подходило к выбору источников информации, а государственный и силовой аппарат ловил настоящих диверсантов, а не выдуманных.

Украинскую кибероборону Джереми Флеминг оценивает высоко. Последние восемь лет Киев укреплял информационную безопасность, создавал защиту от атак на объекты промышленности и инфраструктуры, государственных органов: «С момента аннексии Крыма в 2014 году страна кропотливо создавала цифровую крепость. Поскольку мы стали свидетелями героической обороны украинских военных, в интернете мы, возможно, стали свидетелями самой эффективной оборонительной киберактивности в истории. Работая под постоянным давлением против очень мощного противника, эта команда из промышленности, разведки, органов безопасности и в некоторых случаях граждан работала бок о бок, чтобы предупреждать, реагировать и устранять последствия».

Однако по мере ослабления наступления сухопутной армии российские кибервойска продолжили регулярные атаки. Последняя из них состоялась 16 августа. На фоне кризиса вокруг Запорожской атомной электростанции, которая после оккупации российской армией превратилась едва ли не в военную базу, хакеры атаковали сайт украинского государственного предприятия «Энергоатом», которое руководит всеми АЭС Украины, в том числе Запорожской.

Кампания по дезинформации

У большинства крупных региональных стран мира существует иновещание, местные иноязычные культурные центры, информационные представительства, медиахолдинги, представленные в соцсетях. Нынешний правящий режим, возвращая Россию на мировую арену под личиной демократии, запустил во всем мире широкую информационную сетку – медиахолдинг RT. Уже после 2014 года в цивилизованном мире стало понятно, что основная цель работы этих СМИ – пропаганда, дезинформация и продвижение идей политического руководства, вне зависимости от журналистских стандартов и происходящей реальности.

Кроме этого, в арсенале состояли десятки других телеканалов, проплаченных лидеров общественного мнения, раскрученных страниц в соцсетях, интернет-сайтов, изданий, задача которых – любым образом оправдать действия Кремля.

Поскольку в Украине процент доверия российским СМИ колеблется около нуля процентов, а все СМИ уже ранее попали под запрет, теперь Москва пытается воевать против Украины на Западе, желая вынудить Европу и США уменьшить объемы помощи Киеву.

В самих западных странах с 2014 года российские медиа наткнулись лишь на незначительные ограничения, и запрет их работы часто сопровождался упреками западным странам якобы в отсутствии демократии. После 24 февраля стало очевидно, что свобода слова не имеет никакого отношения к борьбе с фейками.

Запрет на работу RT, и второго по величине российского медиахолдинга Sputnik, не остановил попытки Кремля продвигать свои нарративы в том числе среди западной аудитории.

Издание «Голос Америки» пишет, что с момента блокировки российских медиа в США они пытаются доносить информацию другими способами: «Россия нашла способы обойти запрет… Они вырезали и вставили большую часть контента на новые веб-сайты, которые до сих пор не имели явной связи с Россией. NewsGuard, нью-йоркская фирма, изучающая и отслеживающая дезинформацию в интернете, выявила 250 веб-сайтов, активно распространяющих российскую дезинформацию о войне, и за последние месяцы к ним добавились десятки новых». 

Компания NewsGuard приводит примеры российской дезинформации, которую распространяют среди западной аудитории: «Утверждения на этих сайтах включают утверждения о том, что украинская армия устроила несколько смертоносных атак со стороны России, чтобы заручиться поддержкой всего мира, что президент Украины Владимир Зеленский имитирует публичные выступления или что украинские беженцы совершают преступления в Германии и Польше».

Еще один яркий пример пропагандистской кампании был направлен против Международного комитета Красного Креста. Прокремлевские медиа распространяли дезинформацию, якобы представители КК похищают украинских детей для продажи их органов. Такие нарративы постили в социальных сетях. На самом деле организация Красного Креста спасала детей в зоне боевых действий в Украине.

Многие из этих ресурсов ведутся на английском языке, несколько реже – на немецком, французском или итальянском. Часть сайтов выдает себя за новостные агентства или аналитические центры. Также указывается, что почти все они были созданы до войны и были де-факто «спящими ячейками», так как их приверженность Кремлю никак не проявлялась.

Российские медиа были заблокированы и на платформах YouTube, TikTok, Meta (Facebook, Instagram), но после запрета они стали размещать контент на новых страницах. Теперь пытаются бороться и с этим. Хотя не все западные аналитики считают такой подход эффективным.

В интервью AP британский эксперт по борьбе с дезинформацией Феликс Картте говорит: «Вместо того, чтобы внедрять эффективные системы модерации контента, они играют в “убей крота” с дезинформационным аппаратом Кремля». 

Выявление проблемы – уже половина ее решения. Вся эта деятельность находится под контролем и украинской, и западных разведок и правительств. Несмотря на попытки оправдать Кремль, становиться на сторону России в современном мире – стыдно. Поэтому и эффективность их работы стремится к нулю.

ПОДПИСАТЬСЯ НА НАС В GOOGLE НОВОСТИ

Author