Здоровье правительства

Журналист Максим Трудолюбов пишет об особенностях российской модернизации.

Российские власти и часть граждан периодически просыпаются и узнают, что живут в отсталой стране. После очередного военного поражения, а бывает, что и от осознания величия потенциальной миссии, они берутся за модернизацию. Заход на новый виток как будто неизбежен в обозримом будущем – как только нынешняя «система власти» (которая так хотела казаться системой) пройдет свой неизбежный путь туда, куда ей дорога.

Конечно, попытки модернизации были разными. Цикличность – упрощение. Но с некоторой натяжкой можно согласиться с Александром Гершенкроном: «Необходимость вступать в военные конфликты с Западом вскрывала внутренний конфликт между задачами московского правительства, которые были «современными» (модернизирующими), и безнадежно отсталой экономикой страны, на основе которой нужно было развивать современную армию».

Модернизировать все сразу не было ни денег, ни желания (система всегда считала себя сакральной), отсюда фокус на вооруженных силах и отраслях, связанных с ними. Модернизация с редкими исключениями – Великие реформы – была узкой и селективной.

Оборонная отрасль и все, что связано с демонстрацией успехов, – от парадов и выставок до памятников и высоток, – оказывалось в очереди первым, а остальное получало свое по мере поступления средств. Технологии не столько перенимались, сколько брались на вооружение.

Нынешние власти явно хотели того же, но обманули сами себя. Танки у них из картона и даже памятники смешные. Но они забыли, что все из картона. Все-таки постмодернизм же – кто из «элиты» мог подумать, что вождь поведет их воевать всерьез со сравнимой, даже превосходящей по подготовке и боевому духу армией. Они собирались «воевать» в кавычках. Это приближает их банкротство, но, увы, накопленные в советское время арсеналы позволят им убивать и разрушать по-настоящему, без кавычек, еще долго. К тому же те, чьими руками они убивают, не слышали про постмодернизм.

Какому-то будущему правительству придется доказывать, что с ним в принципе можно разговаривать и заключать сделки. Но даже если докажут, если будет установлено минимальное доверие, то технологии, которые можно брать на вооружение, технологически развитые страны поставлять России не будут. Проскочить с очередной селективной модернизацией не удастся.

Нужны будут новые институты, а на полноценное их строительство нужно будет получить согласие общества. Потому что новые институты (как минимум учитывающие неприкосновенность личности и собственности) по приказу не построишь. А для согласия нужно, чтобы до общества дошло, что происходит. Что это не просто ошибка президента, на которого можно все списать, заменить другим, отстроить армию и продолжать в том же духе. Что нужно не просто сделать все то же самое, только без коррупции. То же самое без коррупции не сработает.

У России, таким образом, должно быть в будущем не только следующее правительство, состоящее из психически здоровых, образованных и порядочных людей (неловко это произносить сейчас), но и следующее общество, которое будет готово иметь дело с гигантским моральным грузом – на поколения вперед – совершенными от имени России преступлениями против человечности. Нужно будет признание полного морального банкротства, не только материального. Хотя у груза будет и материальное измерение в виде компенсаций украинцам и Украине. Откуда такое общество возьмется – я не понимаю.

ПОДПИСАТЬСЯ НА НАС В GOOGLE НОВОСТИ

Author