Референдумы о присоединении в «ЛНР» и «ДНР»: а почему именно сейчас?
  • «Общественные палаты» «ЛНР» и «ДНР» выступили с требованиями провести референдумы о вхождении в состав РФ
  • В чем причина реанимации разговоров о референдумах именно сейчас?
  • «Партия войны» слегка приободрилась, ход – за «партией мира»

«Общественные палаты» так называемых «ЛНР» и «ДНР» потребовали немедленно инициировать референдумы о вхождении «республик» в состав России. Заодно о референдуме высказался и представитель оккупационной власти Херсона Кирилл Стремоусов, зампредседателя т. н. «военно-гражданской администрации».

Впрочем, понятно, что руководители «ЛНР» и «ДНР» Пасечник и Пушилин не решают ничего, а вопрос о референдумах будет решаться не на оккупированных территориях, а в Москве.

Тем не менее резонанс этими сообщениями уже создан, высказано немало мнений о том, что это такое – самодеятельность коллаборантов, не желающих оказаться в один далеко не прекрасный для них день покинутыми Москвой, или же это идея из самой Москвы.

Так, политолог Анатолий Несмиян подчеркивает, что марионеточные режимы крайне несамостоятельны:

«Реальность выглядит, конечно, перпендикулярно. Пасечник сам такие вопросы не решает, а если рискнет – то судьба уединоначаленных полевых командиров вполне известна. Они по своей восторженности испытывали некоторые иллюзии. У Пасечника иллюзий нет: что ему прикажут, то он и будет делать. От сих и до сих».

Тем не менее посол т. н. «ДНР» в РФ Родион Мирошник сообщает, что процесс подготовки референдумов в двух республиках запущен.

При этом ранее говорилось, что они возможны лишь при полном «освобождении» территорий. Однако с территорией «ДНР» проблема как была, так и остается, а «ЛНР», которая летом оказалась полностью занятой российскими войсками, ныне уже потеряла небольшую, но существенную часть территории: 18 сентября ВСУ заняли поселок Белогоровка в Луганской области. И это создает возможность наступления на «ЛНР» в самое ближайшее время.

Кремлевская пропагандистка Маргарита Симоньян высказалась в стиле «ни да, ни нет», намекнув на возможность «если»:

«Немедленный референдум – это крымский сценарий, и это ва-банк.

Сегодня референдум, завтра – признание частью РФ, послезавтра – удары по территории России становятся полноценной войной Украины и НАТО с Россией, развязывающей России руки во всех отношениях».

При этом Симоньян не сообщает, готова ли РФ к такого рода полноценной войне.

Зато «партия войны» приободрилась. Вплоть до того, что проявился зампред Совбеза РФ Дмитрий Медведев (злые языки посчитали, что его предыдущее недельное отсутствие связано с празднованием дня рождения):

«Референдумы в Донбассе имеют огромное значение не только для системной защиты жителей ЛНР, ДНР и других освобожденных территорий, но и для восстановления исторической справедливости.

Они полностью меняют вектор развития России на десятилетия. И не только нашей страны. Поскольку после их проведения и принятия новых территорий в состав России геополитическая трансформация в мире приобретет необратимый характер».

И здесь Медведев сказал правду: вектор развития России действительно может сильно, хотя и вряд ли на десятилетия, поменяться – разумеется, в сторону еще большей изоляции от цивилизованного мира.

«Да, вот же он – ради дела привели в чувство. Очнулся и говорит: “Референдумы в ЛНР и ДНР меняют вектор развития РФ на десятилетия“. “Раньше все летело в ж@пу, а теперь пойдет в пиzду”»,

комментирует слова Медведева телеграм-канал «Город Глуповъ».

Впрочем, у Медведева есть сходство с лидерами «ЛДНР»: как и они, он ничего не решает. К тому же он, как и Симоньян, говорит о референдумах вообще, не стараясь конкретизировать даты.

А вот с «крымским сценарием» Симоньян явно ошиблась. Если референдумы будут проведены, это вызовет энтузиазм у «партии войны», т. е. у ничтожно малого процента россиян. Кроме того, нужно помнить: между «крымнашем» и гипотетическими референдумами лежит повышение пенсионного возраста и обнищание россиян из-за коронакризиса и потерь после 24 февраля. Так что волны энтузиазма может не получиться, может выйти нечто обратное: «еще каких-то нахлебников нам на шею сажают!».

Телеграм-канал «Малюта Скуратов» комментирует:

«Россиян, я так понимаю, никто спрашивать не собирается? На фига стране, бюджету и народу весь этот балаган с перспективой апокалипсиса. Достаточно радости и одобрения от Маргариты Симоньян. То есть на следующем этапе какие-нибудь ЦАР или Сомали проводят у себя референдум о присоединении к России и все? Добро пожаловать, дорогие россияне?».

Но ради чего именно сейчас происходит вся эта возня с референдумами?

Политический обозреватель Андрей Окунь рассматривает несколько вариантов:

«Вариант первый. Эмоциональная самодеятельность. После того как Минобороны РФ провернуло “спецоперацию по свертыванию” из Харьковской области, деятели ЛНР и ДНР премного обалдели и теперь боятся, как бы и с их территорий российская армия не свернулась …

Вероятность первого варианта: 30%.

Вариант второй. И самый жуткий. Российские власти решились проводить мобилизацию, но, чтобы ее объявить, нужно законное основание. Не стоит забывать особенный стиль нашей политической элиты. Они каждое свое решение пытаются обернуть в показушную легитимность.

…Проведение референдумов в ЛДНР по сути перетянет боевые действия на территорию России, что является законным основанием для объявления мобилизации. Также важно понимать, что главы ДНР и ЛНР Пушилин и Пасечник никогда не делают крупных, публичных заявлений по собственной воле. Все, что говорится о референдумах, согласовывается в Кремле…

Вероятность второго варианта: около 50%. (Не даю ему больше, потому что есть, например, Белгородская область, которая последние дни все чаще попадает в боевые сводки. Логичнее использовать именно ее в виде оправдания для начала мобилизации. Как ни крути, Белгород ближе и роднее россиянам, чем тот же Донецк.)

Вариант третий. Неведомое нечто, которое мы не сможем раскрыть, какими бы аналитическими способностями ни обладали. Это может быть вброс с целью замера общественных настроений, а может – провокация. Также приближающиеся референдумы могут использовать в качестве контраргумента в политических переговорах. В общем, что угодно. Но история показывает, что истинным всегда оказывается самый простой и логичный вариант, а не какая-то конспирология.

Вероятность третьего варианта: 20%».

Можно поспорить с автором о процентах для того или иного варианта. Но что касается самих сценариев, он, вероятно, прав.

Политолог Станислав Белковский подводит итог:

«Кремлю надо экстренно “зафиксировать прибыль” от спецоперации Z. А то с течением времени все сложнее становится объяснять, зачем она была и остается нужна. Кроме как в порядке саморазрушения РФ и правящей корпорации – но в этом РФ-боссы не признаются и самим себе.

Тем временем – Р. Т. Эрдоган с Д. А. Медведевым решительно не согласен».

Очень похоже, что среди «кремлевских башен» началась борьба «партии мира» и «партии войны». «Партия войны» свой ход сделала, реанимировав вялотекущие разговоры о референдумах. Теперь ход – за их противниками.

Author