Павел Пряников: «Они хотят идти до конца. Они не верят, что мир может меняться»

Журналист Павел Пряников пишет о режиме: Чтобы объяснить нынешнюю политическую ситуацию, надо немного рассмотреть ее с точки зрения социальной антропологии и недавней истории.

Как пробивалась вверх нынешняя группа либерал-чекизма-собчакизма? Несколькими словами – не встречая никакого сопротивления внутри и вовне. Думаю, это для группы уже в 1990-е было главным открытием, без всяких исследований социологов. Перед ними лежала антропологическая пустыня, не встречавшая никакого сопротивления ни со стороны внутренних «хозяйственных и политических субъектов», ни со стороны Запада, ни тем более со стороны пролов.

Они были в некой мере трапперами, открывателями этой действительности пустыни. Сами до этого не будучи никакими субъектами политического – мелкие офицеры КГБ, фарцовщики, доценты, щипачи, каталы, второсортные журналисты – они вдруг обнаружили, что перед ними простирается еще более ничтожная пустыня реального. Они сначала шли по этой пустыне, как по болоту, медленно шаг за шагом, прощупывая палкой впереди себя путь, а потом вдруг поняли, что никакого болота нет, можно идти широким шагом. «Если русских как нации нет, если нет никаких субъектов вообще – значит, все позволено».

Эти случайные люди, подхватившие упавшую из рук Ельцина в грязь власть, поняли, что им достался бессубъектный и очень покорный народ и ничтожные т. н. «элиты» – спившиеся генералы, зюгановы (отдавшие спокойно выборы 1996 года), вороватые «красные директора», такие же фарцовщики и комсорги, но только совсем беспомощные – вроде Ходорковского. Отдельные небольшие протестные всплески вроде Рохлина, Илюхина, Лебедя, прозревшего Немцова, некоторых журналистов – просто убирались щелчком пальцев без всякого сопротивления не то что пролов, но и т. н. «элиты» из друзей ликвидированных.

Эта группа привыкла к легким победам в отсутствие сопротивления внутри страны. А потом привыкла к таким же легким победам вовне. Когда, например, ФРС США и Китай раздули сырьевой суперцикл 2000-х. Когда не надо было думать, как поднимать страну, – ее подняла «стихия глобализма» во главе с двумя главными странами мира. Когда к власти на Западе пришли вороватые ничтожные бухгалтеры вроде Шредера и Саркози, которых оказалось легко коррумпировать ничтожными суммами. Когда НАТО само добровольно разоружалось в Европе. Когда мировые ТНК стали радостными агентами глобализма для России и ее хозяев.

И во внешнем мире сложилась ситуация, когда победа пришла сама собой. Для этой питерской группы сложилась без их воли и усилий уникальная историческая ситуация, когда все само плыло в руки без усилий. Это архетип Емели с его печкой и щукой.

Эти легкие победы развратили группу питерских либерал-чекистов. Появился мем «где Путин, там победа», «Путин всех переиграл» «Путин-везунчик». В конце концов эта группа поверила в русский вариант кальвинизма – в избранность Богом. Что все и дальше будет идти само в руки.

Украина – первый опыт за последние 30 лет, когда эта группа встретила сопротивление. Для нее это и вправду новый опыт на фоне исторической покорности пролов внутри России и всепрощающей жадности западных элит, ставших заботливым отчимом этого режима. Глубокое психоэмоциональное переживание они сейчас переживают. Но, тем не менее, она, эта группа, до сих пор верит в божественную избранность. В то, что на Западе так и живут гедонистические разложенцы, а внутри России – не избавившиеся от психологии крепостных пролы. Все-все сдадут и продадут.

Потому они хотят идти до конца. Они не верят, что мир может меняться. Что можно и во внешнем мире даже слегка поднажать, как в России, и «эти геи и евреи» разбегутся. Попугать ядерной бомбой, перекрыть газовый кран, активизировать каких-нибудь ультраправых Ле Пен, Сальвини и АДГ, кого-то купить, кого-то убрать, и все быстро сдадутся.

Вот из этого опыта, знания мира этой питерской либерал-чекистской группы и надо исходить. Они познают новый для них мир. Что будет их реакцией на познание? Это уже вопрос психиатрам и социальным антропологам. Можно отдельно пофантазировать на такую тему.