Михаил Комин: «Указ о мобилизации абсолютно резиновый»

Политолог Михаил Комин анализирует ситуацию и КПИ мобилизации.

Объявленная Путиным как бы «частичная» мобилизация станет серьезным стресс-тестом сначала для бюрократической, а затем и политической машины Кремля.

Указ о мобилизации, как верно уже заметили, абсолютно резиновый. В чем состоит сама заявленная «частичность» мобилизации, из него неясно. Нет норм ни по количеству призванных (Песков говорит, что именно это скрыто в «потерянном» седьмом пункте, но если это так и там озвученная Шойгу норма в 300 тыс., непонятно, почему его скрыли за грифом «для служебного пользования», если все равно озвучили), ни какого-либо конкретного перечня тех самых «военно-учетных» специальностей.

Но самое главное в указе – п. 8, которым норму призыва вменяется обеспечить губернаторам. То есть схема следующая:

🔵 Путин принял принципиальное решение, что мобилизации быть.

🔵 Минобороны должно понять, кого и в каком количестве нужно, и спустить эти списки в военкоматы.

🔵 А поскольку на capacity местных военкоматов надежды у Минобороны (абсолютно справедливо) нет, то исполнение KPI поставили в ответственность губернаторам.

На дневном брифинге Шойгу уже отчитался, что до регионов нормы спущены («директива мною подписана, задания всем субъектам определены»), но опубликованы они, похоже, не будут. То есть де-факто теперь слово и дело за регионами.

Вопреки общему представлению, за последние пять-семь лет средний уровень качества бюрократии и, соответственно, government capacity в российских регионах вырос. Он все еще низкий и крайне сильно различается между лидерами и аутсайдерами, но

1️⃣ «технократическая» накачка губернаторского корпуса и региональных команд,

2️⃣стресс-тест в виде нескольких волн пандемии с оргвыводами после этого,

3️⃣ попытка реализовать китайский вариант вертикальной мобильности в виде «достигли показателей в регионах – получили повышение в центр»

привели к тому, что в нескольких десятках регионов сформированы относительно эффективные команды. Мобилизация – это, конечно, тебе не центры занятости перезапустить или бюджетные деньги на инфраструктуру освоить, вызов явно посложнее, но части команд точно по силам.

Мой прогноз: как минимум половина регионов KPI по мобилизации выполнит, и не то чтобы со скрипом. Еще примерно четверть регионов, которыми руководят наиболее одиозные губернаторы (типа Петербурга, Белгородской, Волгоградской, Московской обл. и т. д.) – возьмут планку в 70 – 80 процентов своей ретивостью. На оставшихся, думаю, и не рассчитывают.

Но важно, что любая таким образом «взятая» планка будет «численная», не сутевая.

Если реальная разнарядка по типу военно-учетных специальностей или возрастов от Минобороны существует (а это не риторическая фигура для смягчения месседжа для населения) – даже самые эффективные региональные команды переварить настолько сложную конструкцию  (призвать не любого, а конкретного) не в состоянии. В большинстве случаев мобилизация будет закрываться за счет привычных схем по модели любых выборов с поправкой на опыт недавней прививочной кампании: разнарядка по госпредприятиям и ведомствам со списками + отлов отдельных в режиме облав и спецопераций.

В итоге этот разрыв – между речью Путина / Шойгу о частичности мобилизации и реальностью призыва всех, до кого дотянется региональная госмашина, – довольно быстро станет очевиден населению. В бунт на этом фоне я, конечно, не верю. Но «рыхлое» большинство до этого молчаливо согласных с войной за пару месяцев сильно поредеет.

Эффект для фронта, ради которого в жертву и будет принесена существенная часть рейтинга, как минимум не очевиден.