От ненависти до любви – санкции Запада: «Норникель» и РУСАЛ предпримут новую попытку слияния

«Норникель» и РУСАЛ вновь возвращаются к идее слияния после многолетних корпоративных споров. К этому их подталкивают санкции Запада. Кто выиграет от такого объединения?

  • «Норникель» и РУСАЛ возвращаются к идее объединения в один концерн
  • Металлургический гигант в составе «Норникеля» и РУСАЛа способен стать одним из ключевых игроков на мировом рынке
  • Санкции Запада принуждают российских олигархов забыть о многолетних спорах и действовать вместе
  • Сделка по слиянию – это возможность для Дерипаски дистанцироваться от политической повестки властей, а для Потанина – расширить сферу своего влияния

 

«Норникель» + РУСАЛ = «национальный чемпион»

Новость №1 последних дней на российском фондовом рынке – возможное слияние двух металлургических компаний «Норникеля» и РУСАЛа.

Идея эта не новая. Разговоры об этом ходят с 2008 года. Тогда Михаил Прохоров, будучи наряду с Владимиром Потаниным крупнейшим совладельцем «Норникеля», продал свою долю в компании в 25 % плюс 1 акция РУСАЛу, контролируемому Олегом Дерипаской. Однако двое последних годами не могли договориться о структуре управления компанией и дивидендной политики. Споры закончились подписанием мирного соглашения при посредничестве бизнесмена Романа Абрамовича. Срок этого договора истекает в начале следующего года.

На днях РБК опубликовала интервью с Потаниным, в котором бизнесмен рассказывает о возобновлении переговоров о слиянии металлургических компаний: «Последнее предложение, которое мы получили от нового руководства РУСАЛа, — обсудить слияние между «Норникелем» и РУСАЛом как альтернативу продления соглашения. Нами была переосмыслена идея об объединении. И я направил письмо, в котором подтвердил наше согласие на начало процесса обсуждения слияния с РУСАЛом. Потому что это позволяет создать национального чемпиона».

На сегодняшний день «Норникель» является лидером по производству никеля и палладия в мире, а РУСАЛ – крупнейшим изготовителем алюминия после китайских компаний.

Если сделка состоится, то в России образуется огромный горно-металлургический гигант, который сможет соревноваться за первенство на мировом рынке с такими иностранными концернами, как австралийско-британская Rio Tinto, австралийская BHP и бразильская Vale.

По словам самого Потанина, который раньше не видел синергии между РУСАЛом и «Норникелем», компании сегодня объединяет общая «зеленая» повестка.

«UC Rusal является компанией, которая производит наиболее “зеленый” алюминий среди своих конкурентов. «Норильский никель» тоже делает большие усилия в этом направлении и производит никель, палладий для батареек – для будущей “зеленой” экономики», – рассуждает бизнесмен в интервью РБК.

Также Потанин отмечает, что объединенной компании будет проще получать государственную поддержку для проектов в России, если это потребуется. Кроме того, слияние позволит «диверсифицировать» акционерный состав и приобрести «санкционную устойчивость».

Следует полагать, что именно последняя перспектива является самой главной причиной возможного объединения. Экономические ограничения против такого гиганта могут вызвать коллапс на мировом рынке.

«Это будет компания, в которой ни один из российских олигархов не будет иметь преобладающего контроля. То есть санкции, которые могут отдельно накладываться на Дерипаску, Потанина, Абрамовича, не будут переноситься автоматически на компанию. Создание такого большого конгломерата, конечно, делает для Запада более тяжелым наложение санкций на него, потому что одним таким действием они могут очень сильно дестабилизировать рынок», – говорит российский оппозиционный политик Илья Пономарев.

Однако и металлургический шантаж, наподобие газового, не пройдет, поскольку даже объединенный «Норникель» и РУСАЛ не смогут предложить эксклюзивную продукцию мировому рынку, уверен Илья Пономарев: «Это меньшей степени вопрос шантажа, потому что и у РУСАЛа, и у «Норникеля» нет нигде прямо эксклюзивных монополистических позиций, в отличие от «Газпрома», от которого в Европу уходит 45% поставок газа».

Тем не менее некоторые участники рынка допускают, что возвращение к идее слияния РУСАЛа и «Норникеля» произошло не без участия властей. Новая компания станет одним из ключевых игроков на мировом рынке, а значит, будет иметь влияние на ценообразование, что даст государству еще одну карту в геополитическом противостоянии с Западом. Однако пока в Кремле заявляют, что не в курсе деталей такой сделки.

В это же время часть экспертов говорит, что даже такая конструкция российской компании все равно уязвима, поскольку санкции могут вводиться не против самого концерна, а против конкретных металлов.

Потанин VS Дерипаска

Суть многолетнего конфликта между двумя бизнесменами Олегом Дерипаской и Владимиром Потаниным состояла в разном видении стратегии развития «Норникеля».

Глава РУСАЛа выступил за щедрые дивиденды, а основатель «Интерроса» – за инвестиции в развитие. Отсюда и взаимные обвинения. РУСАЛ обвинял «Интеррос» в формировании в «Норникеле» подконтрольного ему совета директоров, а в ответ получал от «Интерроса» претензии о решении своих проблем с долгами за счет дивидендов «Норникеля». Примерить Дерипаска и Потанина смог Роман Абрамович в 2012 году, выкупив миноритарный пакет в «Норникеле». Тогда же было подписано между всеми сторонами примирительное соглашение, о котором мы вспоминали выше.

В феврале 2018 года глава «Интерроса» вновь решил укрепить свои позиции в горно-металлургической компании. Потанин предпринял попытки выкупить долю Абрамовича, что привело к новому конфликту с Дерипаской. Летом того же года Высокий суд Лондона признал, что Абрамович и его партнер Александр Абрамов не имели права продавать Потанину часть своего пакета в «Норникеле», поскольку сделка нарушает условия подписанного в 2012 году акционерного соглашения сторон.

Ситуация изменилась в 2019-м. Дело в том, что годом ранее Минфин США ввел санкции против Олега Дерипаски, которого заподозрил в финансировании проектов по просьбам президента Владимира Путина.

В бане также оказались активы олигарха – РУСАЛ и его материнская компания En+. Американский рынок стал фактически закрытым для алюминиевого производителя, контакты с европейским и азиатским рынками существенно осложнились. В 2019 году ограничение с компаний были сняты, после того как доля Дерипаски в En+ была снижена с почти 70% до менее 45%. При этом фактический контроль над компанией перешел совету директоров. В выигрыше оказался Потанин, который стал более свободным в принятии решений, касаемых будущего развития «Норникеля».

Однако на прошлой неделе главу «Интерроса» настигла судьба Дерипаски. Великобритания ввела против Потанина санкции после того, как тот стал контролирующим собственником Росбанка.

Когда-то непримиримые конкуренты оказались в одной лодке и теперь вынуждены вместе искать выход из ситуации.

В выигрыше остаются все

Эксперты уверены, что от объединения в одну компанию «Норникеля» и РУСАЛа в выигрыше останутся все стороны.

Для Олега Дерипаски – это возможность дистанцироваться от политической повестки властей. Такие попытки он предпринимает время от времени. С начала войны России против Украины в телеграм-канале олигарха рядом с постами о дальнейшей судьбе экономики государства, критики действий США и уехавших бизнесменов нашлось место и для ссылки на статью Bloomberg, в которой критикуется российское вторжение в соседнюю страну. Сами же события в Украине бизнесмен называет «безумным конфликтом».

Для Владимира Потанина – это способ расширить свою сферу влияния на российском рынке. Олигарх в последние время активно скупает брошенные в РФ активы иностранцев и не только.

«В выигрыше остаются все. На данный момент, с точки зрения санкций, наилучшая ситуация –  у Потанина, сравнительно все неплохо – у Абрамовича, просто ужасно – у Дерипаски. Последний увидел в этом объединении возможность соскочить. И у Дерипаски, и у Абрамовича господствует желание каким-то образом договориться с Западом, обезопасить себя от санкций. Потанин же занял позицию, согласно которой он пытается скупить максимум активов», – говорит Пономарев.

Многолетняя история объединения «Норникеля» и РУСАЛа близится к своему финалу. Главный двигатель слияния – нависшая угроза санкций. Однако для олигархов это также возможность реализовать свой интерес, а для государства – получить еще одну карту в геополитической игре.

Author