«Более жесткие ответные действия»: есть ли у россиян основания для угроз Западу

Всякому, кто хотя бы краем глаза следит за событиями на фронтах российско-украинской войны, ясно, в каком направлении развиваются эти события.

Очевидно, что уже вскоре российскому командованию придется действовать в духе филатовской «Лисистраты»:

– Эй! Главного зовите командира!

– Ну я, допустим, главный командир.

– Командованье наше просит мира.

Верней, не просит… предлагает мир!

Однако перед этим стоит по старинному русскому обычаю поднять ставки – хотя бы для того, чтобы было с чего их снижать. В Москве, судя по всему, уже понимают, что просить о мире придется, и стараются сделать все возможное, чтобы эта просьба не выглядела как капитуляция.

Именно этим в России сейчас и занимаются. Глава делегации РФ на переговорах в Вене по вопросам военной безопасности и контроля над вооружениями Константин Гаврилов заявил, что наращивание поставок западного вооружения Украине может заставить Россию перейти к «более жестким ответным действиям». Также он пригрозил, что такие действия могут «расширить зону конфликта», то есть включить в нее и другие европейские страны.

Блеф ли это? Безусловно, блеф. Если Россия не может справиться с одной Украиной (более того, терпит поражения от нее), то для нее было бы не очень разумно ввязываться в конфликт с кем-то еще. Тогда россиян будут бить уже не с одной стороны, а с двух, а у РФ даже на одну сторону не хватает войск, и, главное, техники.

«Так или иначе, надвигающийся вскоре “Маршал Мороз” и успешный ход специальной военной операции поставят все на свои места. Нам жаль Европу, если она не одумается», – говорит российский дипломат. «Маршал Мороз» – это и в самом деле серьезный аргумент. Вот только этот маршал всегда сражается на той стороне, которая защищается. Сейчас украинские войска наступают, но кто им помешает к началу зимы встать в оборону? Вообще-то сама логика вещей будет подталкивать к этому. Украинцам будет очень удобно обороняться, а вот россияне окажутся в положении французов в конце 1812 года.

Гаврилов говорит о «более жестких действиях», но какие действия могут быть более жесткими, чем те, которые Россия уже совершает? Что может оказаться более жестким, чем обстрелы жилых кварталов, убийство мирных жителей, женщин и детей? Разве что ядерный удар, но в Великобритании уже объяснили, что за ним последует такая реакция, которая России не понравится.

«В этих условиях мы будем отодвигать неонацистов от своих границ пропорционально дальности действия применяемых Киевом ракетных комплексов. А там посмотрим», — заявляет российский представитель. Однако говорить подобное можно только на волне военного успеха. А сейчас российские войска вряд ли могут кого-то куда-то отодвигать, наоборот, отодвигают их.

Судя по всему, в Москве осознали: поставки западного оружия (в первую очередь тех же HIMARS’ов, но не только их) создают для России серьезную проблему. Ответить на это нечем – хотя бы потому, что ракеты, пущенные из таких установок, летят слишком быстро, чтобы россияне могли их сбить.

Остается только блефовать. Дальше повышать ставки некуда, ведь Россия и так уже поставила на кон все что имела.

ПОДПИСАТЬСЯ НА НАС В GOOGLE НОВОСТИ

Author