«Объединяющий фактор»: как война в Украине влияет на внутрироссийскую политику

В некотором смысле Москва – вторые Дельфы. Разница только в том, что в Дельфах была лишь одна пифия. В России число пифий соответствует числу публичных политиков. Все они время от времени выдают непонятные многозначительные фразы, а жрецы-политологи их толкуют. В результате современным жрецам, как и их древним предшественникам, хватает на хлеб с маслом, еще и остается на амфору хиосского вина.

Это в полной мере относится к недавнему изречению спикера Госдумы Вячеслава Володина: «В этой ситуации нам надо сделать все, чтобы у нас Донбасс так же, как и Крым, был всегда объединяющим фактором всех политических сил». Что это значит и значит ли вообще что-то? Вещал ли устами пифии кремлевский Аполлон или Володин сказал это просто потому, что политик должен время от времени что-то публично заявлять, иначе о нем могут и забыть?

Судя по всему, некое послание здесь все же заложено. Чтобы его понять, стоит обратить внимание на тот процесс, который шел в России последнее десятилетие: на разделение публичной политики на официозную и оппозиционную, на «оппозицию его величества» и «оппозицию его величеству». Сейчас этот процесс уже подошел к своему логическому завершению, а стартовал он, пожалуй, в декабре 2011 года, когда КПРФ отказалась принять участие в массовых протестах против фальсификации парламентских выборов. Тогда и пошло размежевание: чье место на улицах и площадях, а чье – в залах заседаний.

Сейчас «оппозиции его величеству» в России практически не существует – почти всякий несистемный оппозиционер находится либо в эмиграции, либо в местах не столь отдаленных. А «оппозиции его величества» власть теперь предлагает отказаться даже от формальной оппозиционности. Все должны сплотиться в поддержке той войны, которую Кремль ведет против Украины.

Если во фразе Володина слово «Донбасс» заменить на слово «война», то все встает на свои места. Всякий, кто хочет оставаться в публичном политическом пространстве, должен расписаться в поддержке этой войны, а подобную подпись всегда ставят кровью и отозвать ее уже не получится. Хочешь остаться в политике, хочешь иметь возможность избираться в Госдуму и региональные органы – изволь играть по новым правилам. Иначе тебе прямая дорога к тем, которые десять лет назад выводили народ на улицы, а сейчас либо уехали, либо сидят.

Вот только в словах спикера Госдумы заложен более глубокий смысл, чем хотелось бы ему самому. Некий мудрый человек сказал: «Если в уставе Ордена тамплиеров появляется пункт, который запрещает тамплиерам напиваться в трактире, избивать трактирщика и насиловать его сына и козу, – этот пункт появился не просто так». Вероятно, кто-то из тамплиеров и в самом деле позволил себе нечто в этом роде.

И володинский призыв к сплочению вокруг Донбасса, то есть вокруг войны против Украины – тоже неспроста. Он означает, что кто-то на российском политическом Олимпе демонстрирует намерение от этой войны дистанцироваться. Там тоже есть неглупые люди, которые видят, что власть идет на дно, и вовсе не хотят, чтобы она утянула их за собой.

Практические последствия у призыва Володина вряд ли будут. Тот в России, кто решил связать свою дальнейшую политическую судьбу с войной, уже сделал это в конце февраля, самое позднее в марте, когда еще казалось, что эта война может иметь какие-то перспективы. Возможно, сейчас они хотели бы все изменить, но уже поздно.

У победы, как известно, всегда сто отцов, а поражение всегда сирота. 

Author