«Пономарев разъясняет»: дело военного преступника Фролкина, Крымский мост, шенгенские визы и поездки студентов на учебу

10-й выпуск авторской программы Ильи Пономарева посвящен разбору главных событий прошедшей недели.

  • Чистосердечное признание. Почему российский солдат, воевавший в Украине, рассказал всю правду о преступлениях военных и что ему за это грозит
  • Крымский мост. Лакомый кусочек. Что стало причиной горячей недели в оккупированном Крыму? И стоит ли ожидать адекватной реакции на взрывы от российской власти
  • Железный занавес опускается. Спасут ли россиян шенгенские визы, и кто из европейских лидеров будет радикален в этом вопросе
  • «Назад в Советский Союз». Пострадают ли студенты из-за отказа от Болонской системы в российских ВУЗах?

Дело Фролкина

Сегодняшнюю программу я буду вести с известным поэтом Орлушей. Начнем с обсуждения одной из главных тем недели – обнародован один из важнейших документов этой войны. Независимое медиа «Важные истории», которое объявлено в РФ «иностранным агентом», установило имена российских военных, причастных к грабежам, мародерству и убийствам мирных жителей в селе Андреевка Киевской области. Идентифицировать «героев» удалось совершенно случайно, благодаря фотографиям с телефона местного жителя, который во время оккупации отняли солдаты. На снимки попали солдаты 64-й мотострелковой бригады. Некий Даниил Фролкин, Дмитрий Данилов, Руслан Глотов и Иван Шепеленко. На фото они позировали с оружием, курительной трубкой и медалями на груди. Более того, один из военных преступников – Даниил Фролкин, дал «Важным историям» подробное интервью, объяснив, что рассказывает правду ради «пацанов, которых после долгих месяцев командировки хотят снова отправить воевать». Военнослужащий рассказал о начале вторжения, а также подтвердил, что российские военные занимались мародерством.

Позже Фролкин дал еще одно интервью, где признался в совершенных преступлениях и даже в убийстве гражданского.

По его словам, рядовых солдат в армии РФ не считают за людей. Всю оккупацию Андреевки командир просидел в подвале школы. Полковник Азадбек Амурбеков – про него уже писали украинские СМИ – передавал командованию ложную информацию о несуществующих успехах своей бригады.

Теперь дело Фролкина может быть передано в Международный уголовный суд. Об этом сообщил первый заместитель руководителя Киево-Святошинской прокуратуры Сергей Чередниченко.

Орлуша, можете прокомментировать это?

Орлуша
У русских военных особый подход
И щепетильность к словам.
Пусть фраза приказа «Пустить в расход»
Послужит. Примером. Вам.
В ней нет ни расстрела.
Ни слез жены.
Ни связанных рук за спиной.
Но спецоперация вместо войны
Войну оставляет войной.
«Двухсотым» солдата труп назови
И как бы он не мертвец.
Не трупное месиво на крови
Не чей-то бывший отец.
В слове зачистка – нет слова смерть.
Ведь сам зачищающий чист.
На труп у дороги чего смотреть?
Видно же, что нацист.
Он радости к русским не выражал
Бандеровец и шпион.
Не зря же солдат у него отжал
Видеомагнитофон
Грабитель, убийца, насильник, вор.
Себя не хочешь назвать?
Солдат, что на землю чужую припер
Грабить и убивать.

Крым

Илья Пономарев: Переходим ко второй теме, к очередной ночи хлопков в Крыму. Под угрозой впервые оказался Крымский мост.

16 августа с самого утра на полуострове было жарко. В Министерстве обороны Российской Федерации заявили, что взрывы в Крыму произошли вследствие диверсии:

«Утром 16 августа в результате диверсии пострадал склад военного назначения. Ущерб нанесен гражданским объектам. Среди которых ЛЭП, электростанция, железнодорожное полотно, а также ряд жилых домов. Серьезно пострадавших нет».

Они не могут признать, что все эти атаки – дело рук украинцев. Давайте поговорим об этом и разберемся, кто же все-таки отвечает за «хлопки» в Крыму с Виктором Ягуном – генерал-майором запаса СБУ, замглавы СБУ в 2014-м и 2015-м годах. Как вам новость про «Хизб ут-Тахрир»?

Виктор Ягун: Ничего нового мы не услышали. Я до сих пор не могу понять, и никто не может объяснить, что террористического нашли в деятельности религиозной организации?

И.П.: Я про «Хизб ут-Тахрир» слышал давно и даже встречал людей, про которых говорили, что они имеют отношение к этой организации. Первый раз о них услышал, когда была гражданская война в Таджикистане во время распада Советского Союза. Потом стало очень модным у фээсбэшников обвинять повстанцев на Северном Кавказе в том, что они управляются именно этой организацией. Когда произошел захват Крыма, я регулярно слышал на российских телеканалах и в официальных сообщениях, что крымские татары аффилированы с этой структурой. Действительно ли Меджлис как-то связан с «Хизб ут-Тахрир» и вообще – насколько активна была эта организация в Крыму в украинские времена?

В. Я.: В украинские времена Россия присылала нам постоянно какие-то ориентировки. Особенно это касалось Крыма и части Херсонской области, где действительно были мечети по селам, были ячейки каких-то организаций. Больше всего Украина обращала внимание на так называемых ваххабитов. «Хизб ут-Тахрир» – выпадало из этой системы. Думаю, что Украина не относилась серьезно к «Хизб ут-Тахрир».

И.П.: Происхождение атак. В нашем эфире звучали версии о том, что это украинское оружие, диверсионная деятельность.

В.Я.: Это комплексное решение задачи. Понятное дело, что Министерство обороны не принимает никакой ответственности за все эти происходящие события на территории Крыма, не комментирует, что там происходит.

И.П.: Может ли чисто диверсионными средствами быть осуществлена атака на базу Черноморского военно-морского флота в Севастополе или взорван Крымский мост?

В.Я.: Очень сложный вопрос. Эти два объекта сильно защищены. Но есть фактор, о котором все молчат, но он существует. Коррупция. Решить вопрос с каким-то прапорщиком намного легче, чем принимать участие в «спецоперации». Намного проще предложить человеку определенную сумму, и он продаст все вместе с Шойгу.

И.П.: С военной точки зрения, снабжение российской армии гораздо проще вести по суше и доставлять по железной дороге, которая идет через Мариуполь и дальше вдоль побережья Азовского моря в Крым. Крымский мост действительно имеет стратегическое значение? С военной точки зрения?

В.Я.: Они не доверяют бывшим сотрудникам «Укрзализныци» на оккупированной территории. Они подозревают их в контакте с центральным офисом, в работе на украинские спецслужбы и так далее. Крым они считают более безопасным местом для накопления боеприпасов и материально-технического обеспечения. Российская армия так же, как и императорская армия, так же, как и Советская армия, очень зависит от железной дороги. То есть логистика по шоссейным дорогам развита настолько слабо, что если плечо от склада до зоны боевых действий больше 100 километров и эти 100 километров нет железной дороги, то автомобили не справляются с решением этой задачи. Это раз. Во-вторых, все что происходит с материально-техническим обеспечением и боеприпасами – делается вручную. Что ящики вручную, что снаряды вручную.

И.П.: Хотел с вами еще одну тему обсудить, которая в контексте Крыма стала резко актуальна. На вокзале Симферополя образовались настоящие очереди из желающих покинуть полуостров. Вот только люди не смогли уехать, поскольку оккупационная власть сократила маршруты поездов из России. Местных и туристов стали отправлять на автобусы. А дорога в Крыму сейчас усыпана снарядами, в домах выбиты стекла.

За время оккупации с 2014 года в Крым переехало огромное количество людей из России. Существуют разные оценки, хотелось бы услышать, есть ли у вас какая-то более или менее точная цифра о переехавших. Что делать с теми россиянами, которые переехали в Крым после оккупации, существует ли у украинской власти какой-то план?

В.Я.: Насколько я понимаю – план очень простой. Понятное дело, что люди, которые принимали участие в продвижении российской власти, принимали участие в работе органов власти и управления, в правоохранительных органах, спецслужбах. Вопрос о том, что они могут остаться в Украине, даже не стоит. Будет принято решение об их депортации. Есть несколько вариантов по другим людям, которые приехали. Будет разбираться каждый случай отдельно, кстати, это касается и граждан Украины, которые сотрудничали с оккупационной властью.

И.П.: Владимир Зеленский на этой неделе создал новый консультативный совет по реинтеграции Крыма. Что он будет обсуждать? Эта тема мне, кажется, является одной из ключевых для возвращения Крыма. Люди должны понимать, что будет происходить.

В.Я.: Думаю, что вопрос о реинтеграции, интеграции будет подниматься. Это раз. Во-вторых, предстоит огромная проблема с крымскими татарами, с коренным народом. Какой статус они будут иметь. Какой статус будет иметь Крым.

Орлуша
Интересно, чего они там курят.
Ни снаряды, ни ракеты против русских не нужны.
Есть у русских сигареты – средство тайное войны.
Все солдаты и матросы – курят, что тут говорить.
И никак не могут бросить зло секретное курить.
Люди жарятся на пляже, воздух нежный, словно шелк.
Но в гвардейском экипаже кто-то зажигалкой щелк
И пошло
Заряды рвутся, взрывы слышно за версту.
И уже не протолкнуться на спасительном мосту.
Что курили? Ради Бога, объясните наконец.
Папиросы «Перемога» и сигары «Вам пиздец».

Визы

Илья Пономарев: Спасибо, Орлуша. Папиросы «Перемога». Двигаемся дальше, третья тема – шенгенские визы.

Со вчерашнего дня Эстония, а именно через эту страну жители Российской Федерации чаще всего сейчас выезжают в Евросоюз, перестала пропускать российских граждан с шенгенскими визами, выданными этой страной. Конечно, есть исключения.

Визовый вопрос мы обсудим с Анастасией Сергеевой.

Илья Пономарев: Настя, приветствую. Рад видеть тебя в эфире нашего канала. Скажи, как ты сама относишься ко всей этой развернувшейся дискуссии?

Анастасия Сергеева: Скорее негативно. Во-первых, получается удар немножечко мимо кассы. Эмоционально страдают и переживают больше всего те люди, которые ездят регулярно или которые привыкли к тому, что у них есть визы. И это в основном люди, которые против войны, которые стараются что-то делать против нее.

Любая дискриминация – это плохо. Что такое туристические визы? Туристические визы – это один маленький тип шенгенских виз, то есть визы типа С для краткосрочных поездок в Европу. Там, где ты указываешь, что ты едешь с туристическим целями. Бронируешь гостиницу, покупаешь билеты, едешь посмотреть на Эйфелеву башню. При этом если ты посмотришь на визы С и вообще на европейское законодательство – типов виз, их оснований может быть очень много. Бизнес-поездки, посещение родственников, лечение, куча всего. И гуманитарные основания при этом тоже могут быть. Это все – для краткосрочных виз. И есть отдельная история с долгосрочными визами, визами D, теми, которые позволяют находиться на территории страны, выдавшей визу, дольше 90 дней подряд. Это для длительных поездок. Вся эта сумятица вокруг виз закончится тем, что мы останемся без краткосрочных виз.

А есть волонтеры, которые занимаются помощью украинцам. Это значит, что они каждый день встречают новых украинцев, помогают им, везут их на своих машинах – вывозят их в Европу, в Латвию. Это краткосрочные поездки, у них есть визы. Давайте мы их всех лишим виз.

И.П.: Настя, ты очень многим помогала. Можешь ли рассказать, насколько это сложно получить политическое убежище либо гуманитарную визу. То есть каким-то другим способом попасть в Европу, не по краткосрочной визе.

А.С.: Здесь важен не вопрос сроков. Если у человека действительно есть угроза жизни и все что у него есть в паспорте, это виза С, шенгенская виза и она действует, то да – он будет выезжать так. Не только активистам и правозащитникам может быть опасно находиться в России. Есть же и призывники. Молодые люди призывного возраста, которые не хотят идти в армию. Я считаю, им небезопасно находиться в России, особенно если они категорически не хотят убивать украинцев. Не давая им виз, мы оказываемся в ситуации, что мы фактически спонсируем путинскую армию. Предприниматели, которые хотят вывезти свои активы и не хотят платить налоги, не хотят работать на этот режим, они имеют право на то, чтобы уехать, или мы должны заставлять их и будем заставлять их работать и продолжать давать деньги на это? Это все такие сложные вопросы, на которые невозможно ответить.

И.П.: Я не хочу спорить, моя точка зрения на эту тему строго противоположная, я считаю, что если человеку не грозит опасность, он должен оставаться в России и бороться. Но это отдельная тема, и я не хочу ее начинать.

А.С.: Опасность – субъективный вопрос. И даже когда рассматривается дело о международной защите каждого отдельного человека, угроза жизни – это субъективная вещь.

И.П.: Кто-то считает автозак – это уже опасность. А для кого-то и пушка рядом стреляет. Это нормально, я буду тоже стрелять в ответ. К технической стороне этого вопроса. Немцы говорили: «Мы готовы более легко предоставлять политические убежища. Но у нас есть одно условие. Чтобы тот человек, который подается на политическое убежище в Германии, показал, что его что-то с Германией связывает».

Я хорошо знаю практику, например, Литвы. Которая тоже привечает российских оппозиционеров. Получить легальный статус на территории Литвы легко. В Польше – другая ситуация. Как ты считаешь, людям, которым действительно грозит опасность, легко будет попасть на территорию Евросоюза и получать ту защиту, про которую говорил даже президент Зеленский?

А.С.: Легко не будет, даже с точки зрения выезда. Виза — это маленький кусочек всего процесса. Но в целом выбраться из России – это полбеды. Инструмент международной защиты, получение убежища – это не самый популярный путь решения вопроса выезда из России для активистов и для тех, кто считает, что ему небезопасно находиться в стране. Достаточно большое количество людей, если у них нет угрозы выдачи, экстрадиции, зачастую легализуют свое пребывание через работу, учебу, фриланс, экспертизу – в зависимости от страны.

И.П.: Та позиция, к которой призывает Украина, на мой взгляд очень понятна. Она заключается в том, что, если ты россиянин, политически активен, борешься с Путиным, что-то такое сделал и тебе в результате этого угрожает опасность, должна быть легкая процедура, по которой ты получишь защиту. Для этого есть официальный механизм, механизм политического убежища. Если ты не хочешь этого делать – это твое дело. Власти каждой страны имеют право сказать – у нас есть такая процедура для вашего случая, для случая политических активистов, и мы хотим (если вы хотите приехать в Европу), чтобы вы шли по этой процедуре. Но она для этого должна работать. Мой вопрос: она работает?

А.С.: Процедура получения международной защиты – это длинная процедура. И она в этом смысле проблематична. Литва и Польша ввели и расширили понятие гуманитарного пребывания и упрощенную систему принятия решений по нему. Гуманитарный вид на жительство в Польше для беларусов сейчас намного быстрее принимается, чем процедура международной защиты. Проходит по-другому.

И.П.: А для россиян?

А.С.: А для россиян, например, в Польше это не работает. То есть беларус с гуманитарной визой может податься на жительство, а россиянин – нет.

И.П.: Есть шансы, что это заработает?

А.С.: Думаю, что какое-то ограничение будет введено.

И.П.: Майкл Макфолл выступил с альтернативной идеей брать с каждого россиянина, который въезжает в Европу, специальный налог. Причем вне зависимости от того, есть виза или ее нет, была ли она выдана ранее или он ее получает заново. Просто пересекаешь границу Евросоюза, платишь целевым образом 100 долларов на нужды Вооруженных сил Украины. Как ты считаешь, пройдет такая идея?

А.С.: К сожалению, думаю такая идея не пройдет.

И.П.: К сожалению?

А.С.: Чтобы россияне могли более четко и ясно выражать свою антивоенную позицию. В том числе и через поддержку ВСУ – такой налог необходим, конечно.

Орлуша
Визы и сюрпризы.
Дело было на границе прибалтийской там одной
Русский едет веселиться в Таллин с таксой и с женой
 Он идет себе привычно на контроль не тормозя
Но эстонский пограничник говорит – сюда нельзя.
Русский в слезы: я же лично был в посольстве, вот Шенген.
Но эстонский пограничник говорит по-русски: хрен.
Русский – это же подлянка.
Пограничник – мне начхать.
Ваши въехали на танках в Украину отдыхать.
И покуда в Нэзалежной будет русская нога
Отношение к вам нежным здесь не будет нифига.
Аргумент любой бессилен если действует запрет.
Кстати. Таксу пропустили. К ней пока претензий нет.

Илья Пономарев: Теперь в российской системе преподавания станет меньше западных стандартов. И дело не только в отказе от Болонской системы, которую в России окрестили прожитым этапом. Теперь РФ ожидает еще и ограничение студенческой мобильности. Раньше выпускник российского ВУЗа поступал в магистратуру или на PHD за границей, проходил там обучение, а затем вел курс или полностью мог вернуться в родной ВУЗ с зарубежными практиками. Теперь этого не будет или будет очень редко. Мы обсудим эту проблему с Виталием Манским. Человеком – иконой российского кино, документалистики, президентом международного фестиваля АРТ-докфест.

Виталий, во-первых, приветствую. Что думаешь о запретах и кто больше пострадает от них – мир или Россия? Правильные или неправильные эти действия?

Виталий Манский: Слушай, сейчас икона начнет мироточить, потому что образование – не мой конек. Я когда-то с трудом окончил ВГИК и к теме образования в этой жизни больше не возвращался.

И.П.: Вопрос не об образовании, а исключительно о перемещениях и обменах. Образовательных и культурных.

В.М.: Я думаю, что цивилизованный мир заинтересован в утечке мозгов и как способе обесточивания, обезвоживания российской интеллектуальной среды, российской научной среды, российского потенциала, в том числе и оборонного. Потому что именно образованные люди, в том числе выпускники той же Бауманки, эти ракеты, которые летят в Украину и создают. С другой стороны, Запад также должен быть заинтересован в том, чтобы эти люди получали какую-то гуманитарную помощь, поддержку. И цивилизованно продолжали свою деятельность. Ну и опять же не на пользу противника. Война 24 февраля окончательно перевела нас из такого странного определения «Наши западные партнеры», как говорил Путин. Никаких партнеров нет, есть враги. Российское толковое студенчество – это та категория граждан Российской Федерации, которой нужно стимулировать выезд из страны.

И.П.: То есть ты в появление революционного студенчества с коктейлем Молотова в руках не веришь, считаешь, что людей все-таки надо скорее эвакуировать.

В.М.: Послушай. Но мы же с тобой говорили, совсем недавно гуляя по Киеву, что всех вывезти невозможно. Все равно останутся люди. Более того, может, люди, которые смогут выехать, будут более отвязаны для совершения каких-то поступков. В каком-то смысле коктейли Молотова – это такие акты самосожжения.

И.П.: Я имел в виду то, что когда смотришь кадры, показывали даже у нас на канале, когда профессор Харьковского университета в окопе читает лекцию студентам, часть их служит в теробороне Харькова, часть – в Мариуполе, а часть – еще на каких-то фронтах этой войны – они продолжают учиться, но при этом они еще и все воюют. Когда в этой ситуации смотришь на Россию, смотришь на студенчество с надеждой. Потому что там рождаются те люди, которые готовы драться и нам сюда пишут про Легион Свободной России. У нас позавчера два человека погибло в России, в Волгоградской области, их убили фээсбэшники.

Кстати, поступают сообщения, что в России собираются возрождать худсоветы и цензуру в искусстве. И этот вопрос Госдума планирует…

В.М.: Только собираются? Это радует, оптимистично, что только собираются. Мне казалось, что уже дальше некуда.

И.П.: Официально про это сказал депутат Госдумы, будут обсуждать в осеннюю сессию.Что ты думаешь на эту тему, там остался кто-то, кто мог бы сопротивляться этой инициативе?

В.М.: Я думаю, они просто легализуют существующие. Я застал эпоху Главлитов, когда прежде чем сдавать фильмы, я их сдавал в цензурную организацию, которая отсматривала все и вычитывала. И получал цензурные замечания. Это было в перестройку, я в кино пришел в перестройку. Когда, казалось бы, это все должно было быть уничтожено или уничтожаться. Запреты носили не политический характер, а просто – возвращали фильм на перемонтаж, потому что там был синхрон с женщиной, которая сидела на пятом этаже ВТО и с нее шла панорама на окно. И в окне была Пушкинская площадь. И вот нецензурная эта организация, которая находилась на Мосфильме, сказала срезать эту панораму, потому что нельзя показывать город выше третьего этажа.

И.П.: Это по соображениям безопасности?

В.М.: Я был очень молодой режиссер. Не мог понять, по каким соображениям нужно отрезать эту панораму с выходом на окно. Это все работало, существовало. Сейчас ты можешь любое окно показать, не проблема. Но не можешь показать, что происходит на Пушкинской площади. Неблагонадежный человек просто не получит государственную поддержку.

Иллюзий у профессионального сообщества уже нет. Я это знаю доподлинно. Не очень понимаю, какие могу привести примеры, не навредив коллегам, которые остались в России, поэтому скажу: поверь на слово, что это уже есть давно. Люди, которые работают и снимают самые популярные сериалы, очень следят за своими высказываниями в социальных сетях, не подписывают никакие коллективные письма с определенного момента, не употребляют слово и стараются никак не комментировать эту так называемую «специальную военную операцию». Artdocfest в России не проходит, но у нас внутри команды была дискуссия – можно на сайте писать «нет войне» или нельзя. У нас до недавнего времени на латышском и английском языках фраза «нет войне» была, а на русской странице сайта стояло – «мы за мир». Вернувшись из Украины, вчера поменял этот абстрактный «мы за мир» на «нет войне» на русском языке.

Орлуша
Худ советский союз. Басня.
Проказница Мартышка, Осел, Козел и Тупорылый Мишка
Надумали на санкции в ответ ввести в лесном искусстве худсовет.
Мартышка – что тут скажешь? Обезьяна.
Репертуары все разобрала и пьесы все, где ругают Льва-тирана
Тот час же на помойку отнесла.
Осел с Козлом писульку сочинили о том, что Лев не изверг, а кумир.
И первым делом сразу отменили в Большом спектакль про Войну и Мир.
А выставки? Вскричал сурово Мишка.
А пантомима, а балет, а книжки?
Все под запрет, ведь там повсюду геи.
Херня и либеральные идеи.
К чему театр, где повсюду мат?
Не лучше ли пойти в военкомат.
Завербоваться в ЧВК-культура.
Не хочешь? Ждет тебя прокуратура.
Мораль проста. Цензура, вероятно,
Нужна, когда в стране зеркал кривых работает всего один театр.
Театр действий боевых.

Илья Пономарев: На следующей неделе будет 24-е августа, День Независимости Украины. Полгода украинский народ защищает свою эту независимость с оружием в руках. Февральским утром 24 февраля путинская армия перешла границу. Войска РФ ждали цветов, а получили огонь и свинец. Ярость и ненависть. Нет никаких сомнений, что Украина защитит свою независимость. Но ей нужна помощь и поддержка. От каждого. И от американского сенатора, голосующего за поставки вооружений. И от польского волонтера, помогающего беженцам. И от российского эмигранта, переводящего деньги на счет ВСУ. И граждан России. Развязавший эту бойню Путин – это же и наша беда. Сейчас уже неважно, как так получилось, что во главе крупного европейского государства оказался сумасшедший отставной стукач. Важно, как нам от него избавиться. Сегодня каждый должен найти свое место в этой войне против Путина. Западные чиновники вводят санкции. Украинские солдаты бьют оккупанта силой оружия на поле брани. А российские партизаны жгут военкоматы и пускают под откос военные эшелоны. Мы все сегодня бойцы антиглобального антифашистского, антипутинского фронта. У каждого из нас свой участок работы. В день Независимости Украины линия фронта пройдет по всему миру. На линии огня должны оказаться российские посольства и консульства. Офисы Россотрудничества и другие заведения, открытые путинской диктатурой по всему миру.

Действуйте. Любой путь к победе начинается с первого шага. Каждое усилие, каждое усилие приближает нас к краху путинизма. В День Независимости Украины мы говорим – превратим захватническую войну Кремля в освободительную войну народов России против путинизма. Выходите 24-го августа к российским посольствам и консульствам с белосинебелыми флагами и посылками, которые можно направить за посольскую ограду путинским послам. Эти акции пройдут по всему миру. В Германии, в Америке, в Турции, Армении, Чехии. Список городов ширится с каждым днем. Если вам нужна помощь в организации акции в вашем городе или вы хотите присоединиться к оргкомитету планирующегося мероприятия, вы можете оставить заявку в Google форме, ссылка на которую находится в описании к этому видео. Так же не забывайте ставить лайки нашим трансляциям и подписываться на канал. Это приближает окончание войны и нашу победу над путинизмом.

Орлуша
Пусть сегодня на всех языках Украине звучит брависсимо
Пусть кричат с ее флагом в руках – Независима, Независима!
Независима от убийц, от нашествия, от вторжения.
От противных и гнусных лиц, предрекающих поражение.
Независима от ракет, прилетевших от «братской» нации.
От машин под буквами Z и от демилитаризации.
Показала нам всем война и смертельная дня действительность
От кого зависит она, эта самая Независимость.
От откликнувшихся на зов своим телом прикрыть державу
От бойцов батальона Азов не предавших Козацьку Славу.
От погибших под Ирпенем. От людей в подвалах сидевших.
От парней под смертным огнем не по возрасту поседевших.
Тяжело. За край. За предел. Но для нас – Свобода природная.
Независимость – это удел ощутивших себя свободными.
Не зависит ни на минуту от врага, оккупанта, черта.
Что за 24 лютого будет серпня 24-е.
Не отступим, в бою не сгинем, не дожедтся пощады враг.
Мы у лузі калину поднимем. Мы поднимем свой гордый флаг.
В жёлто-синих цветах его растворилось жито и выси
Независимо ни от чего – Украине быть Независимой.

Вітаю всіх українців з Днем Незалежності, прошу вибачення за те, що вірш був виконаний російською мовою.

Author