«Задача – создать общее политическое лицо». Илья Пономарев о создании Координационного политического центра

Легион «Свобода России» и Национальная Республиканская Армия создали общий Координационный политический центр, который возглавил политик Илья Пономарев. Также подписали Декларацию о сотрудничестве и координации действий между русскими добровольческими подразделениями, сражающимися против вооруженных сил страны-агрессора, и организацией российских партизан. 

Редакция «Утро Февраля» поговорила с Ильей Пономаревым о целях Координационного политического центра и альтернативе вооруженному сопротивлению режиму Путина. 

 

Илья, результатом сегодняшних встреч стало создание Координационного политического центра. Кто в него входит и какова его функция?  

– Разные военные и партизанские организации объединились для того, чтобы создать Политический центр. Они не сливаются вместе и не создают общее руководство, а образуют отдельную партнерскую структуру, задача которой — оказывать им поддержку в медийном и политическом смысле. Чтобы был кто-то, кто может рассказывать про их цели, общаться с государственными органами, координировать потребности. Это основная задача сегодняшнего события. Связано это с тем, что многие из них ощущают, что идет волна, которая инспирируется в значительной степени Кремлем, но также и разными людьми, которые недопонимают, что происходит. Такие люди есть как в среде украинской патриотической общественности, так и среди российской либеральной оппозиции, которая пытается закрыть глаза на происходящее. И оправдать тем самым свое бездействие. Поэтому бойцы осознали, что нужно как-то коммуницировать: во-первых, что мы существуем, во-вторых — объяснять, ради чего. 

Важно создавать такие координационные структуры для того, чтобы вместе отстаивать интересы силового крыла российской оппозиции. Оно, конечно, будет разношерстным. Я хотел бы особо подчеркнуть, что никто не говорит о полном объединении. У нас есть люди разных взглядов. Национальная Республиканская Армия (НРА) – это больше левая организация, Легион «Свобода России» – это больше центристская структура. Есть еще разные национальные движения коренных народов, которые пока не вошли в Координационный политический центр, но, может быть, в какой-то момент времени и это произойдет. Объединиться нет задачи, есть задача создать общее политическое лицо. 

Давно ли возникла идея создания Координационного политического центра? Или этот шаг обусловлен необходимостью сегодняшнего дня? 

– Идея Координационного центра возникла не так давно. Это было связано с акцией в России по Дугиным. Стало понятно, что надо объяснять и рассказывать. 

Мы давно общались все по отдельности. С НРА мы общаемся с апреля. С Легионом начали общаться летом. Легион вообще был движением очень закрытым. Сначала его идея была больше символом, но потом начала обрастать реальным мясом в виде структур, людей, действий. Когда я увидел, что этот процесс происходит, тоже начал искать контакты. Сейчас стало ясно, что потребность следующего шага просто явно назрела. Поговорив с каждой структурой по отдельности, понял, что они мыслят одинаково. 

Когда Центр начнет работу и какими будут первые шаги? 

– Координационный политический центр уже начал работу. В ближайший месяц моя персональная задача — проехать ряд стран мира, встретиться с представителями разных правительств. Рассказать им, что это за подразделения и чем они занимаются. 

Изменится ли деятельность военных и партизанских организаций? 

– В деятельности организаций и движений ничего не меняется. Она просто станет более публичной. Мы договорились, что я буду помогать им с освещением их работы. Наш ресурс «Утро Февраля» будет в этом активно задействован.

Вы осуждаете российскую либеральную оппозицию за бездействие. Почему? 

– Конечно, каждый должен бороться на своем месте. Кому-то милее винтовка, кому-то милее карандаш и клавиатура. И это нормально. Проблема заключается в том, что люди начинают осуждать образ действия других. У меня всегда была стратегия – участвовать на всех площадках и разговаривать с людьми, которые по-разному настроены на борьбу. Я был одним из создателей Вильнюсского форума, с самого первого дня входил в состав его постоянного комитета. Ну и считал, что и там нужно работать, и с Форумом народов Свободной России. Надо и с военными говорить, надо и с партизанами говорить. Со всеми надо общаться. 

Но когда началась дискуссия сначала с визами, а потом произошла акция НРА в Москве, либеральная часть решила осудить всех тех, кто занимается насильственным сопротивлением. Они меня объявили персоной нон грата на Вильнюсском форуме — решили всячески размежеваться. Я считаю, что за этим стоит исключительно трусость и боязнь, что к ним кто-то придет. Или к ним придут международные структуры обвинять их в терроризме, или, что более вероятно, придут путинские бойцы с «Новичком». Это совершенно неправильная позиция, она страусиная.

Я это подчеркиваю не потому, что хочу с ними ругаться, а потому, что нужно признавать все возможности для действия, говоря языком создателя Форума Свободной России Гарика Каспарова, играть на «всех шахматных досках, на которых происходит турнир». Нужно принимать все жанры в борьбе с путинизмом.

Либеральная оппозиция осуждает насильственные методы борьбы с режимом Путина. Однако в нынешних реалиях есть ли эффективная альтернатива такому способу?

– Ненасильственную историю мы пробовали долго. Мы активно этим занимались все вместе. Но история наглядно показала, что это не сработало. В частности сейчас, когда началось вторжение, фаза горячей войны в Украине. 

– Режим Путина всегда был террористическим. Он пришел к власти через взрывы домов в Москве, это же было не что иное, как террористические акты. После этого были успешные и неуспешные покушения на целый ряд представителей оппозиции и журналистов. Это чистой воды террористическая деятельность, которую не какие-то общественные деятели вели, а сами представители российской власти. Они и сняли барьер для использования насильственных методов борьбы. Поэтому появление таких партизанских групп и военных отрядов было вопросом времени. Война в Украине спровоцировала этот процесс. Появление этих движений надо приветствовать, всячески им помогать, развивать. 

Стоит ли ожидать, что количество военных и партизанских движений в России будет неумолимо расти? 

– В России не только, например, НРА является партизанской структурой. Там существует целый ряд других. Например, «Боевая организация анархо-коммунистов». Нам сейчас активно пишет такая структура, как «Черный мост». Существуют разные группы правых взглядов. Сетей достаточно много, просто НРА сделала резонансную акцию, вокруг которой собрались активные дискуссии и столкновения. Но число таких групп, однозначно, будет увеличиваться.

Сложный вопрос — будет ли увеличиваться в Украине число военных подразделений. Я считаю, что здесь количество подразделений – это скорее минус, чем плюс. Просто по военным причинам. Гораздо эффективнее, на мой взгляд, если это будет какое-то единое военное формирование, в котором есть разные батальоны людей с разными взглядами: правых, левых, людей коренных народов.  И Легион – прекрасная платформа для этого, которую мы будем всячески укреплять!

Author