Жизнь после Путина

Экономист Константин Сонин пишет про неприятные перспективы.

Все почему-то говорят о том, что вменяемые люди в окружении Путина — те же Собянин, Кириенко и т. п. – не выступят против Путина, которого, конечно, считают уже полным кошмаром для страны, потому что боятся.

Правильно, боятся. Но боятся они не Путина и не Патрушева. Боятся они того, что нужно сделать, как только Путин будет, наконец, отстранен от власти. Нужно будет выводить войска из Украины, прекращать финансирование ВПК и начинать тяжелые переговоры о частичном снятии санкций в обмен на финансирование восстановления Украины. Не только выпускать политзаключенных — без этого не будет внутренней стабильности, но и арестовывать тех, кто выступает за продолжение войны. Потому что без этого не будет внутренней стабильности. Все это — максимально непопулярно. Дело даже не в зомбирующем эффекте путинской пропаганды — мы все видели в 1989–1991 годах, как эффект пропаганды исчезает мгновенно при выключении «излучателей». Дело в том, что россияне не понимают, что все очень плохо. Не будет плохо, а уже плохо. Уже убиты и ранены десятки тысяч солдат, уже сожжены миллиарды рублей, уже ВВП упал, по данным Росстата, на 5%. (Для кризиса-«самострела» это огромное падение.) Уже потеряны сотни миллиардов долларов в резервах и активах. Только россияне об этом не знают. Пришедшему после Путина придется сказать ветеранам Русско-японской войны о том, что выплаты зарплат и пенсий резко сокращаются, а владельцам заводов ВПК — что заказов больше не будет. То есть с первого дня — как только он начнет делать хоть что-нибудь, чтобы выбираться из ямы, против него будут действовать мощные и мотивированные группы интересов. Россияне не знают — все заполнено комментариями, показывающими, что они об этом не догадываются. Как не догадывались в 1985-м и даже в 1990-м, что все уже закончилось. Как тогда безумные алкснисы гнали СССР к гибели, так сейчас они же бредят какой-то «мобилизацией» – ну объявят мобилизацию, все кончится через несколько месяцев.

Так вот — самые амбициозные и расчетливые претенденты на «после Путина» сейчас не торопятся. Пусть кто-то другой станет тем гонцом, который сообщит россиянам плохие новости и утратит хоть какие-то шансы на популярность. Это настолько очевидно, что те, кто станет сразу «после Путина» будут, возможно, притворяться, что все хорошо.

Начнут тайные переговоры о снятии санкций, намекая Западу что выводят войска. Попытаются сокращать бюджет, не увольняя военных. И, конечно, продолжат врать, что все идет по плану. Потому что сказать россиянам, до чего уже довели двадцать путинских лет и война и что придется делать, чтобы восстанавливать страну после Путина, — страшнее, чем устроить заговор.