«Мясо в три раза дороже, чем при Украине», – как сейчас живет оккупированный Мариуполь

Мариуполь – город у моря, который армия РФ практически стерла с лица земли. С февраля по май город подвергался атакам с земли, воздуха и воды. В результате остались руины – обгоревшие коробки многоэтажек, взорванные мосты, уничтоженная инфраструктура. 

Российская армия была вне себя от радости, когда Мариуполь удалось взять. О цене «освобождения» никто не думал. Из цветущего развивающегося и европейского он превратился в город-призрак, стоящий на трупах.

Россия начала рисовать картинку красивой жизни – обещать выжившим жителям золотые горы, обвешивать улицы плакатами «С Россией навсегда» – как эфемерный символ прекрасного будущего, начала строить многоэтажки взамен разбитых зданий – правда, окна из них выходят на обгоревшие дома, в подвалах которых по-прежнему лежат десятки трупов.

Несмотря на разрушения, жизнь в Мариуполе продолжается. Мариупольцы не хотят покидать родной город.

«Утро Февраля» побеседовало с мариупольцем Андреем (имя изменено, – прим. ред.). Мужчина рассказал, как сейчас живет разрушенный город в оккупации, кому новая «власть» обещает жилье и сколько стоит мясо.

«Сильно люблю свой город, чтобы бросать его»

Как для вас началась война в Мариуполе, как вы уехали и как решили вернуться?

– Для нас война началась 8 марта. Я живу в пригороде, в Старом Крыму (поселок под Мариуполем – прим. ред.). Все нахлынуло резко. Сразу начали бомбить наш поселок, заняли тут позиции, после чего начали бить город. Все это время – с февраля – я город не покидал, никуда не выезжал, был здесь и на данный момент остаюсь здесь.

Вы остались, потому что боялись куда-то выехать за границы области и города, поселка, либо на то были другие причины? 

– Во-первых, сильно люблю свой город, чтобы бросать его в трудную минуту. Поэтому так и получилось, что я остался здесь и не покидал. Дом целый, частично окна пострадали. Грубо говоря, терпения было столько, что не позволило бросить все и уехать.

Вы в Старом Крыму находитесь?

– Пригород, да. Километр от Мариуполя.

Ваши наблюдения. Стало популярным видео, как на въезде в Мариуполь выстроились новые ЖК. Правда ли это?

– Да, правда. Вживую видел. Не могу сказать, что любовался. Красивые дома, но это как бы по сравнению с тем, что вокруг – мелочи жизни. Эта стройка не одна, их как минимум по городу, тех, что я насчитал, – четыре. Это строят именно четыре района.

Вид из окна квартиры в новостройке Мариуполя, возведенной РФ. Фото: Петр Андрющенко

Жилых комплексов?

– Да, ЖК.

Сколько домов в ЖК входит? 10–15 этажей? Чтобы примерно посчитать, сколько людей можно заселить. 

– Те, что сдали в сентябре, там получается первые три дома – около 1100 квартир. И второй этап – там будет тоже три дома, около полутора тысяч квартир. По остальным стройкам – строят пятиэтажки, уже готовые комнаты, собирают как конструктор чисто. Быстро довольно так. Не могу сказать точно. Знаю, что пятиэтажки, сколько квартир – не могу сказать. На въезде со стороны Мангуша, рядом с новым микрорайоном этим Невским, там будут строить девятиэтажку. Вот пяти- и девятиэтажки. В основном строят пять этажей, потому что это быстро, не нужна выдержка фундамента и так далее. Поэтому строят пятиэтажки. Знаю, что напротив МЕТРО, где «Порт-сити», снесли дома, там будут строить 20-этажные или 22-х, не знаю, не будут врать. И в Кировском районе будут строить – там будут тоже сносить дома, но это уже не в этом году. На следующий год запланировано.

В сети даже появился список, конкретные улицы будут сноситься. Скажите, уже начались работы по демонтажу очень разрушенных домов, и если начались, то насколько это огромный объем?

– Напротив МЕТРО, «Порт-сити», там домов, наверное, шесть, а то и восемь демонтированы, и осталась пустая площадка. На этом месте будут строить новые дома. В 17-м микрорайоне то, что я видел, поломали. На левом тоже сносят. Как бы ведутся работы, но в Кировском микрорайоне я еще не видел ни одного дома, чтобы ломали. Это все правда, дома сносят, то есть людей уведомляют, что их дома попали под снос. У меня даже у коллег с работы были попадания, им предоставляли автокран, они вывозили свое имущество.

Дома сносят. А что взамен? 

– Взамен? Ничего пока что.

То есть в новых домах, которые строятся, будут раздавать квартиры или же продавать? 

– Раздают. Но вы же понимаете, спаленные дома – это процентов 70 города. Сразу в эти три дома, в полторы тысячи квартир все не влезут. То есть 10% первое заселение – врачи. 10% – медики,  10% – вооруженные силы и 70% – мариупольцам. Многодетные семьи, остро нуждающиеся. Определяли там сами. А тем, кто… простые граждане… На данный момент каждый довольствуется тем, что у него есть. У родственников живут, у знакомых.

Что касается – врачи и так далее. Первая линия заселенных в эти дома. Это как –  украинцы?Россияне? 

– На данный момент я знаю только местных жителей, россиян не знаю. Я сильно не вникаю в эти дела. Главное, чтоб люди… у моей тети кума, она сотрудник тех органов, у нее сгорела в Кировском районе квартира, ее заселяют в эти 10% вооруженных сил.

Много ли представителей армии России контролируют въезд в Мариуполь? Есть ли пункты пропуска? Как налажена фильтрация людей – тебе можно в Мариуполь, тебе – нельзя? 

– На данный момент на въезде в город все те же блокпосты, которые и были при украинской власти. Те же блокпосты остались и при нынешней, при пришествии этой. Фильтрация необходима для въезда в город. До 6 сентября были необходимы пропуска, непонятно для чего они были необходимы, но, тем не менее, их требовали. Люди стояли неделями в очередях, чтобы выехать в ближайший населенный пункт. В пределах 15-ти километров им нужен был специальный пропуск на передвижение. На данный момент эта процедура отменена. То есть сейчас, чтоб въехать в город, необходимо только прохождение фильтрации.

В чем она заключается? 

– Фильтрацию проходят только на Мангушском блокпосту (Мангуш – пгт в 15 км от Мариуполя, – прим. ред.), на остальных блокпостах такой возможности нет. Внутри города можно проходить. В Володарске, Мангуше. Или по Донецкой области, надо в другие города ехать проходить фильтрацию. У меня родные стояли в очереди на Мангуш на выезд, чтобы пройти фильтрацию. Чтобы можно было спокойно передвигаться, потому что без нее много не поездишь. В пределах города еще возможно, передвижение через блокпосты. Ну как бы. Не совсем хорошо.

Вы проходили эту фильтрацию. Расскажите, в чем она заключается? 

– Для меня это было страшно.

Даже сейчас это страшная процедура?

– Не знаю для кого как, для меня это было страшно. Как спрашивали, как общались. Кого знаю из предыдущей власти, из вооруженных сил. Телефоны проверяли. Татуировки на теле – зачем делал, почему. Служил, не служил. У меня беседа проходила в районе 40 минут. Думал, что вообще оставят там. С тобой беседуют, пытаются вывести на чистую воду, выясняют сотрудничал ли ты.

С «Азовом» я так понимаю.

– Да. С «Азовом», с вооруженными силами, помогал, не помогал. И так далее.

Фильтрацию проводили, когда уже полностью оккупировали город? 

– Когда полностью начала устаканиваться «власть». Люди ж не могут сидеть дома, правильно? Они передвигаются. Ты передвигаешься, у тебя спрашивают эту фильтрацию. В очереди стоишь, раньше было шесть тысяч в очереди, можно было что-то говорить. На данный момент процедура ужесточилась настолько, что нужно ее пройти, чтоб ты просто смог передвигаться по Донецкой, Луганской областям, просто выезжать куда-то дальше города.

Насколько много людей сейчас на улицах Мариуполя – ваши наблюдения? 

– Думаю, тысяч триста есть. Кажется, что мало людей. Несмотря на все разрушения, не знаю, где все они живут, но людей и машин очень много. Люди работают, город пытается восстановиться. Думал, после такого это вообще нереально. Но тем не менее наш город еще пытается жить, оживать. По моим наблюдениям, пусть даже будет ну… думаю не 250, 250 маловато. Ну пусть даже от 250 до 300. Но явно не меньше, чем 250.  Я могу ошибаться. Да, у меня уехало много знакомых. Но как много знакомых уехало, так много сейчас и возвращаются. По этому можно и судить.

Легко ли сейчас найти работу и что это за работа?

– С работой не так, как раньше, все разбито. Это – торговля, стройка. На данный момент идет разминирование завода Ильича, на котором я работал. Сейчас мы пытаемся его восстановить. То есть мы уже там работаем. Тяжелей, чем раньше, но кто хочет работать, тот будет работать. Кто не хочет – тот будет искать причины.

То есть, например, приехала семья – муж, жена и двое детей. Муж и жена себе работу могут найти, да?

– Да. Одна будет работать в торговле, второй будет работать на стройке или на заводе.

Работают ли продуктовые, строительные, мебельные магазины? 

– Мебельных магазинов еще нет открытых, но строительные, продуктовые – да.  С продуктами проблем нет. Был перебой апрель–май, пока шли боевые действия. С июня месяца город полностью обеспечен продуктами. Цены – это второй вопрос, но тем не менее.

Если все продукты на месте, то сколько стоит обычная продуктовая корзина для семьи?

– Сейчас я прикину. Думаю, порядка трех тысяч рублей. Может, даже на четырех человек. Для семьи из трех человек, может быть, на неделю. Хлеб остался в том же эквиваленте – 30 рублей. Говорю в рублях, потому что в основном ходит рубль. Цены все в рублях, гривна уже уходит. Для сравнения, килограмм мяса стоит 450 рублей. Когда он раньше стоил 150 гривен, сейчас он стоит 450 рублей. Это примерно по нынешнему курсу гривен 300 за килограмм.

В два раза дороже. 

– Это как минимум. Наверное, в три.

Аптеки работают?

– Аптеки работают, с лекарствами проблем нет. Процентов 60 аптек работает. Единственное – проблемы по лекарствам. Я брал себе лекарства для мышц. У меня проблемы с шейными мышцами, поэтому колю лекарства периодически. Медикаменты дешевле, чем в Украине. Если для сравнения – брал три ампулы для укола в Украине за 800–900 гривен, то сейчас то же самое купил за 350 рублей. Это гривен 200.

А качество? То же? 

– Ну… то же самое. Название меняется. Потому что в Украине запатентовано одно название. Для меня название не поменялось. Для того, каким пользовался я. Для остальных есть замена, Россия выпускает сама, потому чуть-чуть другое название. По качеству никто не жалуется.

Какие настроения у людей? Они приезжают в Мариуполь, потому что это их дом и у них нет выбора? Или потому что уже свыклись с мыслью, что там – Россия и придется жить с Россией? 

– Думаю, возвращаются, потому что дом. Людям надоело скитаться по всему миру, где никто нигде никого не ждет. Здесь хотя бы у каждого есть дома, даже у кого нет домов. И те и другие приехали сюда. У тети моей в Крыму квартира, и в Бердянске. Здесь четыре квартиры сгорели – у брата, у матери, у нее. И тем не менее приехали сюда, живут на съемной квартире. Не из-за того, что Россия, хотя есть какой-то процент, наверное. Но в основном возвращаются, потому что здесь каждый человек родился, живет. Как я  – свой город люблю. У меня свое мнение есть по этому поводу, но я остался здесь тем не менее.

ВСУ успешно возвращают ранее оккупированные территории. Что думают люди в Мариуполе по этому поводу? 

– Люди в Мариуполе, естественно, уже очень устали. И, знаете, один раз повезло выжить, второй раз может не повезти.  Но знаю точно, что дети опять выходят на дистанционку и родителям сказали приготовить все необходимое. Может, это и знак.

Author