Без подготовки и обмундирования: как проходит мобилизация в России

В рамках «частичной» мобилизации за две недели военкоматы уже призвали более 200 тысяч людей. Об этом заявил министр обороны Сергей Шойгу. Их обучение проходит на 80 полигонах и в шести учебных центрах. К каким методам прибегали при поимке призывников, в ведомстве не уточнили.

Частичная мобилизация стартовала 21 сентября, накануне проведения «референдумов» на временно оккупированных территориях. После этого Путин объявил о присоединении четырех украинских областей к территории России.

  • 21 сентября в России стартовала «частичная» мобилизация, в рамках которой планируют призвать 300 тысяч военных
  • 30 сентября Путин подписал указ о присоединении к России четырех украинских областей
  • 4 октября министр обороны Сергей Шойгу заявил, что в рамках мобилизации уже призвано 200 тысяч человек

Редакция «Утра Февраля» собрала истории людей, которых призвали на войну с Украиной.

На войне все меры хороши

После объявленной Путиным «частичной» мобилизации из России массово начали бежать потенциальные военные. На границах с ближайшими Грузией, Казахстаном, Финляндией и другими странами выстроились километровые очереди. Чтобы покинуть территорию России, люди неделями ночевали под открытым небом, но и это не помогло. Спустя несколько дней на границах стали разворачивать мобильные военкоматы и ловить призывников прямо в поле. По самым скромным подсчетам, за границу уже успело выехать вдвое больше, чем мобилизовали.

«Письмо счастья и выезд послезавтра. 40 лет, не служил, офицер запаса по кафедре. Связь. Но сейчас всем вуз автоматически перебивает на мобилизационные войска. А там уже по приезде в часть, как я понимаю, добьют под вузом, куда именно. Все говорю с того, что мне сказали: военник пока не изменен. Медкомиссии нет. Просто приезжаешь, подписываешь, что жалоб, болезней нет. Может, по приезде спросят второй раз. По приезде в военкомат просил перебить на два дня позже, собраться. Как офицеру пошли навстречу, и вообще с отношением поклон. В военкомате можно фильм снимать, я такого разброса не видел. Девочки с “у моего сегодня несварение желудка – не смог прийти». Бывшие служивые просто в хлам. С чекушкой в кармане – моего возраста и чуть младше. Менеджеры – пиджачки. Подрастающее поколение – с ранцами на узеньких спинках. Да просто все. Гребут, простите, всех. Почему иду? Мы уже обсуждали, что закон расплывчатый, и я под эту расплывчатость попадаю. Мог отказаться и поднять вонь? Мог. Да и со знакомыми решить, да и гипертоник. Да и справку притащить какую. Я не знаю. У меня прекрасные родители, прекрасный сын, которого я безумно люблю, он живет с мамой, с которой также отличные отношения. Просто думаю, что через пару-тройку лет могут призвать и его. И лучше я, чем такие, как он. Или как минимум закрывать таких». 

Людей ловили на улицах, в барах, магазинах и даже на работе. Повестки вручали буквально всем. Россияне выходили на протесты, но и это не остановило «машину». Усердие со стороны властей помогло мобилизовать 200 тысяч призывников за рекордные две недели. А значит, заявленная цифра в 300 тысяч людей также не за горами.

«Работаю на фармацевтическом заводе в городе Подольске. В общем, слухи поползли об этом с самого утра, что составляют списки вообще всех, кто просто подходит по критериям. И даже не смотрят на вуз, на звание или еще куда. Просто если местный и приписан здесь, то вот тебе бумажка. Либо бери, либо откажись. Я отказался брать повестку из рук руководителей и зачем-то подписал бумагу с отказом, ссылаясь на проблемы со здоровьем. И не безосновательно, скажу я вам. Если кому интересно, то проблемы со спиной. А именно – пара грыж Шморля. Может, их стало уже больше. Однако в этот же день на работу приехал сам военком с двумя мужиками из Росгвардии и вручил повестку на 30-е число в военкомат. Так я попал в военкомат, в котором пробыл час, наверное. Получил новую повестку, поскольку ту потерял. После приезда в военкомат и ожидания, пока решат, что со мной делать, я решил пообщаться с народом и узнать, как дела, какие слухи, чего вы тут забыли. Некоторые приходят узнать, что делать и как быть. И говорят, что если нет повестки, то сидите и ждите. Как раз приходили люди с соседнего завода. Кто-то приходил с вещами и сумкой, готовые выезжать. Но тут было не так много народа, и один из них вернулся из части, где было обучение, и немного рассказал, что происходит. Чем занимаются, что взять с собой, что к чему. С его слов и с разговоров с офицерами, в части все мобилизованные не будут посылаться на передовые позиции. И в основном это для охраны границы и приграничных территорий. Изменено. Отправился с утра в военкомат на обследование. Народ собрался там разношерстный. От добровольцев до инвалидов. Но всем пришла повестка на работу и всем пришлось идти. Так что набирали в основном тех, до кого было проще дотянуться. В итоге мои снимки МРТ были так себе по здоровью, и меня отправили на дообследование».

Скорость не означает  качество. Те, кому повезло оказаться в российских казармах после призыва, в соцсетях массово делятся «удобствами», которые государство обеспечило солдатам. Отсутствие воды в туалетах и поломанные кровати, холод, грязь и дефицит обмундирования. В таких условиях призывники ждут заветного дня, когда их отправят на войну с Украиной. Военным самостоятельно приходится добывать себе одежду и еду, о чем их торжественно предупреждает командир. И чем быстрее, тем лучше, потому что на фронт отправляют практически сразу.

«Сегодня у нас в Иркутске первый день мобилизации. Ранее был в Иркутском районе. Просто о моем личном опыте. Позвонили в пятницу из военкомата, пригласили на 26 сентября. Коротко о себе: присяга была в 2001 году, после военной кафедры. Сборов не было. 10 выстрелов из автомата перед присягой – и деньги закончились. Никаких стрельб из миномета не было. Ок, звание лейтенанта получено. До 2019-го обо мне не вспоминали. Потом приглашали на сборы, но уже с учетом гражданской специальности по IT. Взяли нескольких человек, остальные свободны. Я в числе невостребованных. Только перед этим вклеили розовые мобилизационные предписания, в которых указали после основного второй вуз, ближе к гражданскому опыту. А теперь по факту гребут всех, кто пришел. Тебе 60 лет, но у тебя нужный вуз? Отлично, ты нам подходишь. Исключение – старше 65-ти лет и многодетные. Это была пара человек, их отпустили. Остальным – повестку под расписку и документы на получение разового денежного довольствия от губернатора. Никаких бесед, попыток выяснить, чем 21 год занимался. Даже мобилизационное предписание 2019 года их самих не интересует. Вуз подходит, возраст не старше 65-ти. Остальное им неважно. В столе учета офицеров не много. Рядовых существенно больше. Возможно, перегибы первого дня и потом будет более понятно. Отбытие в неизвестном направлении 29-го числа. Есть пара дней на сборы. Вот и получается, что мой опыт в IT за последние 20 лет не сдался совсем. А то, что я за 20 лет благополучно забыл все, чему на военной кафедре учили, что я элементарно не обладаю навыками корректировки огня, не способен батарею привязать на местности, устав караульной службы не знаю, не способен научить подчиненных, которые по факту будут лучше меня разбираться и в службе, и в военном деле, это военкомат не тревожит. Изменения: никакие бумаги, характеристики, письма от работодателей не смотрят в принципе. Просто берут в руки и отдают не читая, ссылаясь на новые инструкции. Только бронь. Медосмотра в военкомате нет».

Опыт тоже не имеет значения, мобилизуют буквально всех, кто попался под руку даже если человек никогда в жизни не держал автомат в руках. Но и это на самом деле неважно. Российское командование считает, что количество важнее качества. Поэтому уровень подготовки будущих военных тоже оставляет желать лучшего.

«27 лет, младший сержант запаса. Служил в 15–16 годах. Два вуза. Стрелок-санинструктор. Есть условка. Военком говорит пох. Выдали повестку и справки о том, что я призван с 26.09.2022 г. в 9:00 в связи с мобилизацией. Сегодня в два часа с вещами в военкомат и на пересыльный для отбывки в Новосибирск. Изменено: с утра переписали данные и отпустили домой. В 13:00 собираемся в автобус и на вокзал. К назначенному времени я вернулся, и нас посадили в автобус до сборного пункта. Там больше курили, чем что-то делали. Буквально через час построили по районам и в сопровождении офицеров направили на эшелон, где мы сейчас и находимся. Разберу два момента: дисциплина здесь никакая. Кто-то насинячился еще в 9 утра и продолжал пить по пути. В вагоне пьют почти все. Офицерам пох, так как это тебе не срочники 18-летние. Только когда кто-нибудь начинает барагозить, могут выйти. Но драки пока не было нигде. Возраст здесь очень уж разный. Самому младшему – 21. Вернулся со срочки осенью прошлой. Самому старшему – 46. Разбег огромный. Определили в весьма интересные войска. Дальнейшее будет касаться только быта. По условиям пребывания: заселили в казарму, койки двухъярусные. С утра на построение катили одного такого в телеге на плац. Потом учеба до трех, обед, и до ужина просто предоставлены самим себе. Полиция снаружи части, патрули внутри. Но в передвижениях по полку не ограничивают. Вечером был концерт местных артистов. Потом опять построение, и до отбоя свободны. Завтра опять учеба. Люди все прибывают. В планах – 15 тысяч человек. Пока тут около 2500. Больше пока и нечего рассказывать».

По данным украинского Генштаба, на 4 октября в Украине погибло более 60 тысяч российских профессиональных военных, которые проходили службу и были готовы к боевым действиях. Теперь же российское командование набирает людей, которые по большей части не имеют ничего общего с военным делом. Следовательно вряд ли даже 300 тысяч неподготовленных бойцов смогут кардинально поменять ситуацию на фронте. Такого мнения придерживаются исследователи Американского института войны.

Как бы Путину ни хотелось присоединить к России всю территорию Украины в ходе этой кровопролитной войны, чтобы добиться хоть какого-то результата, ему придется отправить на верную смерть еще не одну партию по 300 тысяч военных. Пока российская верхушка решает, что делать, ВСУ уверенно продолжают возвращать украинские территории под сине-желтый флаг.

ПОДПИСАТЬСЯ НА НАС В GOOGLE НОВОСТИ

Author