Мобилизация и будущее

Директор Сахаровского центра Сергей Лукашевский формулирует важные вопросы.

С моральной точки зрения сегодняшнее объявление мобилизации чудовищное, циничное и кровожадное. Однако полностью укладывается в путинский modus operandi.

В принципе Путин всегда действует экономично. То есть он не использует больше сил и средств, чем ему кажется в моменте необходимым. Он даже может выжидать, и довольно долго. За выжиданием последует решительный шаг. Потому что возможность подвернулась и ждать дальше, по его мнению, опасно. Однако не стоит принимать паузы за смену курса. Путин движется к своим целям, которые он для себя поставил, и у него нет (судя по всему, вообще) нравственных ограничителей. Цель всегда оправдывает средства. Представление, что Путин не использует тех или иных мер, потому что «на такое он не пойдет, не решится», всегда оказывалось ложным. Если Путин что-то еще не сделал, значит, он просто пока считает, что без этого можно было обойтись.

Сначала Путин надеялся «взять» Украину мягкой силой – в ход шли подкуп элит и «русский мир». Когда эти методы оказались исчерпаны, была инспирирована война на Донбассе, а Крым – аннексирован. После того как и это не сработало (с паузой на Минские соглашения), была предпринята попытка блицкрига. Не вышло – он переходит на следующий уровень и поднимает ставки. Мобилизация не объявлялась ровно до того момента, пока у Путина оставалась надежда, что войну можно выиграть «экономично», ограниченными средствами. Харьковское наступление продемонстрировало, что это невозможно. Поэтому сегодня был сделан следующий шаг.

Принципиально важно только то, что Путин не смиряется с поражением. Точнее каждая отдельная неудача – лишь остановка для накопления сил и сигнал, что нужно переходить к более жестким шагам. Конечно, каждый новый шаг в сторону эскалации сужает поле возможностей. Но в пределе это Путина явно не пугает. Не случайно в его кегебешной характеристике была отметка о сниженном чувстве опасности.

Конечно, есть инертность и даже, возможно, саботаж управленческой системы, пределы ее компетентности, проблемы с прохождением приказов сверху вниз, качеством исполнения решений и т. п. Однако у Путина есть арсенал решений, который он будет последовательно использовать, пока не победит или под ним не развалится трон, на котором он сидит.

Проблема (для нас, не для Путина) в том, что в арсенале, похоже, осталось очень мало опций. Частичная мобилизация уже объявлена. Остаются всеобщая мобилизация, химическое, бактериологическое, тактическое и стратегическое ядерное оружие.

Сколько-нибудь основательно спрогнозировать будущее, увы, невозможно. Как бы нам не хотелось верить, что «народ не примет мобилизацию», «мобилизация провалится», «ядерное оружие он не использует» и т. п.

Более-менее уверенно можно сказать лишь о некоторых моментах, на которые не повлияет мобилизация: российские войска не могут активно использовать ближнюю авиацию, ракетные обстрелы украинской территории не станут более интенсивными (разве что очень краткосрочно и очень локально), в армии не появится существенно больше современных вооружений, которые могут конкурировать с лучшими образцами техники стран НАТО, российское командование не станет более квалифицированным, способность войсковых соединений к координации тоже едва ли возрастет.

В остальном одни вопросы:

🔵 Способна ли система провести масштабную мобилизацию (300 000 – это все-таки довольно много)? В том числе будет ли саботаж и в какой степени?

🔵 Станут ли бросать необученных и неэкипированных людей на передовую как мобилизованных в «ДНР» и «ЛНР»?

🔵 Будут ли пытаться наступать осенью или зимой? Или будут к весне готовить войска?

🔵 В какой степени слабость российского командования вызвана нехваткой войск или это тотальная бездарность?

🔵 Какой будет реакция общества на мобилизацию, массовое получение похоронок, условия службы, поражения? Покорность, саботаж, протесты, восстание?

🔵 Возможен ли все-таки заговор в Кремле?

🔵 Проявятся ли в ближайшие месяцы новые негативные последствия санкций? Насколько разрушительными они будут?

🔵 Сможет ли украинская армия выдержать натиск численно увеличенной российской армии?

🔵 Какие есть у Украины возможности для усиления своей армии?

🔵 Увеличится ли поддержка Запада? Количественно и качественно?

🔵 Выдержат ли Украина и Запад психологически путинские угрозы?

🔵 Каковы будут последствия нефтяного эмбарго, которое должно вступить в силу в декабре?

🔵 Остались ли у Запада неиспользованные еще рычаги невоенного давления на путинский режим? Насколько они окажутся эффективными?

🔵 Что в действительности сказали Путину и Патрушеву «китайские партнеры»? И что значат слова Путина в Самарканде о том, что конфликт будет скоро закончен?

🔵 И, наконец, решится ли Путин применить ядерное оружие? Или ударит ли он прицельно по ядерной энергетике Украины?

Как нетрудно заметить, неизвестных очень много. И внятных ответов я пока нигде не прочитал. Может быть, некоторые знают эксперты отдельных разведслужб. Но публике не сообщают.

Вывод, увы, безрадостный. Нам предстоят недели или месяцы напряженной неопределенности. В это время будут страдать и гибнуть люди. Прогнозы практически невозможны. Хотя, может быть, потом выяснится, что кто-то интуитивно попал в точку. Я бы ждал худшего и надеялся на лучшее. Добро в итоге всегда побеждает. Но это утверждение уже из области веры, а не рационального анализа.