9 месяцев войны: падение уровня поддержки и истерика пропагандистов

Главным событием девятого месяца войны стало освобождение единственного областного центра, захваченного Россией. Потеря Херсона стало точкой невозврата: и для армии РФ, и для кремлевских пропагандистов.

Это отразилось без исключения на всех регионах Украины: поражения на фронте Кремль компенсирует массированными ракетными ударами по энергетической инфраструктуре.

На девятый месяц войны особенно часто стали говорить о возможной смене режима. Масло в огонь подливает очевидное наращивание сил со стороны лиц, которые имеют свои военные формирования. В первую очередь, это глава Чечни Рамзан Кадыров и хозяин ЧВК «Вагнер» Евгений Пригожин.

Репрессии набирают обороты, а уровень поддержки войны в России падает с каждым месяцем.

Россия готовится к войне

Последствия неудавшегося блицкрига Путину приходится расхлебывать до сих пор. Попытки взять Киев за три дня закончились тем, что Москва приняла решение готовится к обороне.

В аннексированном Крыму строят строят фортификационные сооружения, а на севере полуострова оккупационная власть роет настоящие окопы. Такой шаг является абсолютно логичным на фоне поражений на Херсонщине: военные аналитики уверены, что взятие города Мелитополь в Запорожской области станет отправной точкой в судьбе Крыма.

Укрепляют линию обороны и в Белгородской области, которая граничит с Украиной. Местные власти отчитались, что такие меры приняты из-за «нестабильной ситуации в регионе». Под этим словосочетанием, вероятно, подразумевается страх перед армией «нацистов и наркоманов», которые имеют все возможности не только для защиты Украины, а и для перехода в полноценное наступление.

Фото: OSINT-АНАЛИТИК BENJAMIN PITTET
Фото: телеграм-канал Гладкова

В той же Белгородской области к войне готовить начали даже детей. Там чиновники разработали методичку где рассказывается, как вести себя при обстрелах и обнаружении мин. Пособие предназначено для детей пяти-семи лет.

Подготовка к войне идет не только в приграничных с Украиной регионах. В течение прошлого месяца в обиход обычных россиян вошло словосочетание «территориальная оборона». Это тоже можно считать итогом девяти месяцев войны, которая должны была закончится за три дня.

Координировать создание штабов теробороны президент России Владимир Путин поручил мэру Москвы Сергею Собянину. Другими регионами, где предположительно ведется подготовка по организации территориальной обороны стали:

  • Воронежская область;
  • Брянская область;
  • Белгородская область;
  • Курская область;
  • аннексированный Крым.

Уровень поддержки войны

Россияне с каждым месяцем все больше устают от войны. Новости о произволе мобилизации и нагнетание ситуации вокруг оборонительных сооружений заставляют задуматься даже «‎Z-патриотов».

Всё меньше жителей России поддерживает войну в Украине. На это указывают данные исследований «Хроник», Russian Field и «Левада-центра». Выводы опросов показывают, что чем дольше продолжаются военные действия, тем меньше его поддерживают.

Ситуацию усугубляет откровенная беспомощность Кремля и отсутствие здравых мотивов ведения войны. И это не говоря уже о том, что она постучалась практически в каждый дом.

Примечательно, что провластные социологические центры, такие ФОМ и ВЦИОМ перестали публиковать результаты исследований еще весной. Самые стойкие продержались до лета.

По данным опросов независимых социологических фондов, популярность военных действий ниже всего среди женщин, молодежи и пользователей соцсетей. Также войну не поддерживают россияне, получившие высшее образование. 

Главным фактором, определяющим поддержку войны, остается возраст. По данным исследования «Левада-центра», среди россиян 18-24 лет на 11% больше несогласных с войной, чем среди людей старше 55 лет. Эта тенденция сохранялась с самого первого месяца вторжения.

На уровень поддержки кровопролития в Украине, очевидно, влияет и уровень дохода. «Хроники» сделали вывод, что падение материального благополучия сильно снижает поддержку конфликта. Самым важным фактором оказалось ожидание еще большего ухудшения финансового состояния.

Россияне, у которых за месяцы войны повысился доход, склонны поддерживать конфликт. Материальное благополучие влияет на рост поддержки войны сильнее, чем хорошие отношения с близкими и новые возможности.

Если в начале войны в обществе преобладали воинственные настроения и стремление залить кровью вымышленных нацистов всю Украину, то сейчас многие поняли, что вряд ли последствия стоили этого. Особенно на фоне поражений на фронтах.

К концу девятого месяца войны Россия подходит с таким неутешительным для Кремля результатом: группы «милитаристов» и «пацифистов» почти сравнялись. Опрос показал падение уровня поддержки «спецоперации» в Украине до 51%.

Все независимые мониторинговые центры приводят почти одни и те же цифры. Поддерживают войну в России примерно 26% опрошенных, не поддерживают – 20%. Стоит добавить, что на результаты влияет один важнейший фактор: страх людей высказывать свою настоящую позицию.

Воздержавшиеся от ответа респонденты составляют огромную часть любой выборки. Также немаловажно, какой способ исследования выбирает тот или иной социологический центр. Те, кто лично общались с людьми, получали намного больший уровень поддержки войны.

Интересная статистика и по вопросу готовности идти на фронт и отстаивать интересы кремлевского диктатора. Не готовы воевать ни добровольно, ни по приказу 35% россиян. Открыто высказали нежелание идти на фронт, затруднились с ответом либо совсем отказались отвечать 46% российских мужчин и 77% женщин.

Готовыми пойти на фронт (добровольно или по приказу) себя назвали лишь 37% респондентов. Наиболее «готовая» к участию в «спецоперации» группа ― 50–59 лет (48%). Среди респондентов 40–49 лет и старше 60 о готовности воевать заявляют 41%.

Параллельно с тем, как уровень поддержки войны падает, у Москвы появляется все большая необходимость наказывать несогласных.

Правозащитный проект ОВД-инфо ведет статистику репрессий. Цифры таковы:

  • 16 437 задержаний за антивоенную позицию, начиная с 24 февраля 2022;
  • 4033 дел о «дискредитации армии»;
  • 248 человека преследуют по уголовным статьям за антивоенную позицию.

Истерика пропагандистов

Итогом девятого месяца войны справедливо можно считать вынужденную смену риторики прокремлевских пропагандистов. Катализатором стала потеря Херсона. Интересным моментом является и то, что на фоне разочарования поражениями российской армии на фронте, провластные журналисты требуют как можно больше крови.

Если в начале войны с экрана телевизора только и был слышен тезис: «мы ни на кого не нападали»‎, то сейчас в уютных студиях федеральных каналов звучат призывы атаковать ракетами не только пресловутые «центры принятия решений»‎, а жилые кварталы. Ведь именно там находятся люди, которые поддерживают «киевский режим нацистов и наркоманов»‎.

Роль коллективного Запада в ходе девятого месяца войны тоже поменялась. Один из главных пропагандистов Владимир Соловьев   заявил, что никакой специальной военной операции вообще больше не существует. А Россия воюет с НАТО и другими западными военные формированиями на территории Украины.

В целом, это логичный шаг в смене риторики: оправдать поражения на фронтах намного легче, если война идет не с маленькой Украиной, которую планировали захватить за три дня, а с силами всего коллективного Запада, который угрожает территориальной целостности России. Украина в этой схеме – лишь пешка. Этот тезис не новый. Ему уже по меньшей мере восемь лет.

В пропагандистскую повестку дня пришли и новые термины. Россия воюет не с армией Украины, а с геями и сатанистамирусофобами. Они, к слову, есть и в самой России. Среди них – все противники войны.

На девятый месяц войны вообще стали все более активно искать предателей внутри страны. Кто-то занимался либеральной журналистикой, кто-то врал про состояние техники и вооружения, кто-то провалил тактику и стратегию в нападении. Особо смелые Z-активисты считают, что Владимир Путин уже не в состоянии ни захватить, ни уничтожить Украину.

Особую роль в пропаганде стал играть тезис «не все так однозначно»‎, который раньше использовали несколько в других целях. Так, ведущий пропагандистских программ Тигран Кеосаян в эфире заявлял, что сдача Херсона – лишь хитроумный план по заманиванию в котел, а не очевидное поражение. Ведь других вариантов быть просто не может.

Также и другой известный пропагандист Дмитрий Киселев также назвал уход из Херсона правильным тактическим ходом. И добавил, что Россия в любом случае все еще может уничтожать критическую инфраструктуру Украины, как бы намекая Z-патриотам, что этот факт должен их если не радовать, то хотя бы успокаивать.

Выводы

Итоги девятого месяца войны можно уместить в несколько пунктов:

  • Россия массово готовит граждан к войне;
  • Поражения на фронте будут продолжаться и единственное, что на данном этапе может сделать Кремль – обстреливать критическую инфраструктуру Украины;
  • Режим требует крови, силы неофициальных военных формирований и влияние их лидеров – растет;
  • Репрессивные методы расправы с несогласными модернизируются и охватывают все больше людей;
  • Тезисы методичек для провластных медиа противоречат сами себе;
  • Поддержка войны среди обычных россиян неумолимо падает.

В таких условиях кровавый кремлевский режим еще может существовать какое-то время. Однако россиянам нужно принести минимальные достижения. Хотя бы те, которые пропаганда сможет придумать сама.

Пока боевые действия объективно перенеслись с фронтов в украинские квартиры, где россияне ведут войну с электричеством, теплом и горячей водой. Пожалуй, неспособность Кремля одержать хоть какие-то победы на поле боя и является главным итогом девятого месяца войны.

ПОДПИСАТЬСЯ НА НАС В GOOGLE НОВОСТИ

Author