Новые санкции против России: что нового?

Российская агрессия против Украины продолжатся третий месяц – европейские санкции против РФ тоже не заставляют себя ждать. Сейчас речь идет уже о шестом пакете санкций. 

Его должны рассмотреть на очередном заседании совета Евросоюза по иностранным делам. Это заседание должно состояться либо 10, либо 16 мая, но более вероятна первая дата.

Глава европейской дипломатии Жозеп Боррель наметил основные направления санкций. По его словам, это ограничение импорта российских энергоносителей, причем в первую очередь речь идет о нефтяном эмбарго. При этом Боррель  отметил, что полного согласия среди членов Евросоюза по этому вопросу нет.

Однако социолог Игорь Эйдман, к которому «Утро Февраля» обратилось за комментарием, считает иначе:

— Европа готова полностью отказаться от российской нефти. По этому вопросу консенсус достигнут. Что касается российского газа – дело иное. От него тоже будут отказываться, но постепенно. Европа приняла решение душить Россию санкциями, но не сразу, а постепенно.

Нынешние санкции, по мнению эксперта, будут для России хотя и ощутимы, но не фатальны. Это касается и санкций банковских, в частности, отключения от системы SWIFT.

Главный банк России – «Сбербанк» – и в самом деле будет лишен доступа к этой системе. Но его сохранит «Газпромбанк», а значит, останутся и возможности совершать банковские операции в обход запретов.

Что касается санкций, которые предложила глава Еврокомиссии Урсула фон дер Ляйен то это, по словам эксперта – те же санкции, только выраженные другими словами, и рассмотрены они будут тогда же.

Напомним, что в рамках этих санкций речь идет об отключении от  SWIFT, помимо, «Сбербанка», еще двух российских банков – предположительно, «Россельхозбанка» и «Московского кредитного банка». Но «Газпромбанк» сохраняет эти привилегии.

Однако санкции действуют и в отношении ряда физических лиц – в частности, московского патриарха Кирилла (он же по паспорту Владимир Михайлович Гундяев). С одной стороны, Кирилл, будучи монахом, давал обет нестяжания, то есть он не может владеть никакой собственностью. Но этот обет может иметь лишь моральное, но не юридическое значение – если архиерей нарушил его, то за это его никто к суду не привлечет. Поэтому, отмечает Эйдман, иметь в Европе какой-то бизнес Кирилл вряд ли может – а вот недвижимость у него там может быть, и ее санкции коснутся. 

Итак, смертельным новый санкцонный удар по российской экономике назвать нельзя. Одним их смертельных – можно.

ПОДПИСАТЬСЯ НА НАС В GOOGLE НОВОСТИ

Author