Даниил Константинов: проклятие палачам

Мундепа Алексея Горинова приговорили к семи годам колонии общего режима по делу о «фейках» про российскую армию. То есть фактически он получил 7 (семь!) лет лагеря за свои устные антивоенные высказывания. Получил 7 (семь!) лет лагеря за выражение своей гражданской позиции, своего мнения.

Вы только вдумайтесь в это! Семь лет жизни за выражение своего мнения в стране, где Конституцией гарантирована свобода мысли и слова. Да-да, той самой Конституцией, которая претерпела существенные изменения в ходе внесения так называемых поправок, которые на деле стали обыкновенным государственным переворотом, закрепившим последовательный процесс узурпации власти в России. Народ окрестил это событие «обнулением» в связи с обнулением президентских сроков Путина, помните?! Но даже в этой исковерканной версии Конституции свобода слова все-таки сохранилась. В Конституции сохранилась, а не деле – нет! И теперь люди, позволившие себе публично осудить самую глупую и преступную войну последних десятилетий, получают сроки, вполне сопоставимые со сталинскими (в сталинское время тоже не всех и не сразу расстреливали).

Понять Путина можно. Для него эта война стала главным делом его жизни. Или, по крайней мере, этого этапа жизни. Символом первого этапа стала Чечня – другая, но все же тоже война. Путин относится к этой войне крайне серьезно, иначе бы он так остервенело не боролся с проявлениями антивоенной позиции. Для него поражение смерти подобно, ибо он хорошо знает, что в России правителю простить могут многое, если не все, многое, но не поражение в войне. Проигравший в войне правитель, это – битый правитель, который не тянет на роль вождя. В социальной структуре, организованной по принципу стаи (или преступной банды), проигравший вожак – это промахнувшийся Акела, вчерашний альфа-самец и суперхищник, сегодня уже утративший силу. Участь его не завидна, ибо молодые, голодные и полные сил самцы, захотят вытеснить его с вершины власти, а может быть, и вовсе выгнать из стаи или растерзать.

Вот почему путинский режим приравнял антивоенные выступления и высказывания к преступлению. Причем к преступлению тяжкому (уж в случае с Гориновым, получившим семь лет, так точно). Напомню, что по российскому УК тяжкими преступлениями признаются умышленные деяния, за совершение которых максимальное наказание не превышает десяти лет лишения свободы.

Хочу напомнить, что порой убийцы получают меньше за убийство, чем мундеп Горинов получил за выражение антивоенной позиции. Откройте российский УК и прочитайте множество статей, фиксирующих наказания за многочисленные преступления, – наказания меньшие, чем получил сегодня Горинов.

Путина, как я уже сказал, понять можно. Он борется за свою власть, а в конечном итоге – за свободу и жизнь. Можно понять и тех, кто ему служит, вынося заведомо несправедливые приговоры заведомо невиновным людям. Ведь (все мы знаем эту фразеологию) «работа-служба», «начальство сказало», «они просто исполняют закон», «нужно же детей как-то кормить» и прочая, прочая, прочая. Понять их всех можно, а вот простить никак нельзя. Это тот случай, когда понимание мотивов преступников не только не освобождает их от ответственности, но и отягощает ее. Простить их всех нельзя. Их надо запомнить, записать несмываемыми чернилами, чтобы привлечь их к заслуженной ответственности, когда настанет возможность это сделать.

А сейчас у меня только одно послание ко всем этим ходячим винтикам репрессивной системы. Только одна вещь, которую я хочу им сказать. Тем судьям, прокурорам и следакам, кто сажал Горинова, тем, кто ведет дело Кара-Мурзы, тем, кто сажает Андрея Пивоварова. И всем остальным палачам.

БУДЬТЕ ВЫ ПРОКЛЯТЫ!

ПОДПИСАТЬСЯ НА НАС В GOOGLE НОВОСТИ

Author