Кто и почему боится Арестовича
  • Арестович как симптом
  • «С ним надо что-то делать!»
  • Перспективный политик? Дипломат? Или?..

– Арестович – это симптом, – заявила в эфире «Вечера с Владимиром Соловьевым» (04.07.2022) «министр иностранных дел ДНР» Наталья Никонорова. «Геббельс жив в его лице», – пафосно провозгласила она. И пожаловалась, что, когда Алексей был спикером украинской делегации в Минске, ей казалось, что он «переворачивает все на 178 градусов».

– Он, – объявила Никонорова, – симптом либо болезни, либо полной бесправности украинского общества. Иначе как бы его люди принимали…» А как его принимают люди?

Отвечу: по-разному. Там, где норма – плюрализм мнений – таких, как Арестович, кто-то жалует, а кто-то ненавидит. Потому что он разнообразен, он в поиске, он исследует реальность и то переписывает ее, то предъявляет ее жестокую правду, как в пору осады «Азовстали», объясняет, почему невозможно деблокировать Мариуполь.

А там, где насаждают лишь одно мнение – мнение власти, он опасен. Так разнообразие опасно оруэлловскому тоталитарному единомыслию, где свобода – это бесправие. Арестович его разрушает, как живой личный пример свободы слова и мнений.

В предыдущей статье об Арестовиче рассказано о его военной карьере, экспериментах с кино и политикой, об отношении к нему аудиторий и о его месте в системе власти Украины. В этой – речь о том, чем и кому он страшен.

Про систему власти – не ошибка. И не лесть. Тот, кто управляет эмоциями, мнениями и поведением людей, а это делает Арестович, имеет власть. Он не политинформатор эры интернета. Он медиаперсона. Но не только. Он – управленец большого масштаба.

Тому, кто решился стать тем, кем стал Арестович, и делать то, что делает он, нужно иметь ряд качеств. Кроме внятной речи, это умение планировать и выбирать темы, берущие «за живое»; хорошая память и знание обсуждаемых проблем; быстрая реакция; готовность предлагать повестку; нестандартное видение ситуаций и дар ясно его излагать; готовность не нравиться; где нужно – серьезность; юмор с гротеском там, где уместны они; отвага.

Победа над страхом ошибки в оценке и прогнозе, утрата доверия, насмешки и критики – важная черта и медиаперсоны, и управленца. Судя работе Арестовича, страх он одолел.

Его YouTube-сериал с Марком Фейгиным что ни день смотрят около миллиона зрителей, а то и больше. Они нашли свой формат – беседу. Простота их языка и доходчивость изложения – важные моменты. Но есть и другие – очень весомые. Скажем, энергичная неспешность диалога и доверие собеседников друг к другу, рождающие доверие зрителей.

Фото: Youtube

При этом, работая в таком жанре, нельзя им подыгрывать и стараться понравиться. Да и кому? Сотрудникам администраций Путина, Пасечника, Пушилина? Экспертам МО РФ? Депутатам Госдумы? Генералам и сержантам кремлевско-останкинского агитпропа?

Они Арестовича смотрят. И знают: его смотрят не только тысячи украинцев, но и тысячи россиян, включая тех, кто в голове и речи заменяет страшную «войну» на нестрашное «СВО». И многое им объясняет. Так что ответственные за лояльность масс и их веру, что «задачи будут выполнены», решают: с ним надо что-то делать.

С ним надо что-то делать!

А что можно делать с влиятельной медиаперсоной, живущей в стране, на которую вы напали? Ясно, что задачу устранения полностью не отменяют, но более реальной видят дискредитацию – подрыв доверия и снижение интереса. Ее агитпроп и решает.

В агрегаторе «Иносми» доступна подборка «Алексей Арестович» с текстами западных изданий, где он может представать перед группами российских читателей в черном цвете.

Вот, к примеру, статья New York Times «Таких боевых действий, как на Украине, иностранные бойцы не видели» (8.07.22). В ней автор пишет, что Арестович «особо отметил тех, кто принял участие в одной из самых изнурительных битв – за Северодонецк, заявив, что их “мотивация, профессионализм и готовность к городским боям” помогла удерживать российские войска так долго. “Они – как раз то, что нам нужно”, – сказал он».

Важно учесть: во время боев за Северодонецк СМИ РФ и «дон-дон Кадыров» упирали на неэффективность добровольцев, которых в РФ зовут «наемниками». И агитпроп ожидал, что, читая статью New York Times, российский читатель решит, что, говоря о них так, Арестович). показывает свою некомпетентность; б) хвалит «наемников».

Есть и статья в Asia Times (19.06.22), где сказано: он считал «что Шольц, Макрон и Драги “попытаются добиться соглашения Минск-3”. “Скажут, что мы должны прекратить этот конфликт, <…> что надо спасти лицо Путину, что русские допустили ошибку, а мы должны их простить и дать шанс вернуться в мировое сообщество”, – сказал Арестович».

Речь идет об операции, включавшей попытки ряда политиков, экспертов и СМИ помешать введению санкций против Кремля. Тогда Арестович указал на опасность капитулянтства. А Asia Times представила его «ястребом». Кстати, 6 июня «Российская газета» написала: Либор Дворжак в iROZHLAS объявил, что Арестович «нахамил западным партнерам Киева, призвавшим к дипломатическому регулированию ситуации». Но умолчала о том, что Медведев назвал итальянский план урегулирования «дешевым прожектерством», «бредом» и «потоком сознания европейских графоманов».

Тут пора вспомнить ответ Арестовича на статью Медведева в «Коммерсанте» (1.10.2021), где тот писал, что говорить с лидерами Украины нет смысла, они «несамостоятельные люди», их страна находится под внешним управлением «не имеет никакой ценности на линии прямого противостояния западных сил… с нашей страной. Тогда Арестович ответил, что «призрак внешнего управления вечно присутствует в спальнях московских государей», а чувство незаполненности в московском государстве восполнят «Вооруженные силы Украины вместе с партнерами по НАТО».

Понятно, почему Кремль боится Арестовича и хочет дискредитировать. А порой вольно или невольно тем же заняты и его оппоненты, называя его таким же пропагандистом, как Соловьев. На что в своем YouTube-стриме (22.04.22) отвечает Дмитрий Быков: «Арестович совсем не такой, как Соловьев. Он не злонамерен. У Арестовича нет программы вносить в мир огромные порции зла. Соловьев… служит силам, цель которых – загадить все как можно больше, испортить любые мысли, намерения, таланты и их проявления. А задача Арестовича – победить панику… и он справляется с нею чудесно».

Перспективный политик? Дипломат? Или?..

Порой журналисты и эксперты пишут и говорят о будущем – послевоенном – Арестовиче, как о перспективном публичном политике. Или дипломате. Тем более что обе эти сферы приложения сил и таланта ему не чужды.

Возможно, так оно и будет. Согласитесь, сложно гадать о том, что будет после войны. А кроме того, многое тут зависит от личных стремлений. Арестович – состоявшийся человек, нашедший в это горькое и страшное время то место, на котором он, возможно, максимально полезен своей стране – место сильного воина на информационном поле.

Эта роль допускает и даже требует владения многими амплуа. Сейчас он, – Быков прав, – победитель паники. Но мы видели, как он охлаждал горячие головы и давал отповедь хамам. Сможет ли и захочет ли он, когда придет пора, вовлекать миллионы людей в развитие новой страны? Мы не знаем. Но видим, как он ее защищает.

ПОДПИСАТЬСЯ НА НАС В GOOGLE НОВОСТИ

Author