Народ, которого нет

«Один народ, одно будущее, одна страна», написал один из ведущих путинских гебельсов — Владимир Соловьев в своем аккаунте под фотографией первой страницы пропагандистского листка «Запорожский вестник».

Как известно, этот «продукт» жизнедеятельности пропагандистского механизма путинского государства начал выпускаться на оккупированной территории Запорожья под очередной «референдум», который должен «легитимизировать» в глазах российской аудитории аннексии новых украинских территорий. На первой полосе «вестника» те же слова: «Мы — один народ».

О каком «мы» идет речь, догадаться не сложно — это много раз постулировалось и Путиным, и его присными еще до 24 февраля. Мы — это русские и украинцы, которые и есть этот самый «один народ». Соловьев последовательно довел фразу «мы один — народ» до логического (в рамках логики русского великодержавного шовинизма) конца: «один народ, одно будущее, одна страна».

Самое очаровательное здесь не только то, что кремлевская машина пропаганды (а Соловьев, естественно, ее неотъемлемая часть), совершенно не стесняясь, заимствует практику Третьего рейха – завоевания «жизненного пространства», публично объявленный и проводимый на деле этнический геноцид украинцев, абсолютная власть единого вождя и одной партии (очевидно, что все разрешенные в РФ «партии», фактически не что иное, как разные фракции единой партии власти), тотальные репрессии против оппозиции и вообще любого свободомыслия.

Однако этого базового сходства с гитлеровской Германией кремлевской пропагандистской машине, как видим, недостаточно. Она практически слово в слово повторяет идеологические клише немецкого фашизма.

Дело в том, что лозунг «один народ — одна страна» был одним из основных в гитлеровской Германии. Все немцы должны жить в одном государстве! Особенно активно эта тема раскручивалась в Третьем рейхе накануне аншлюса Австрии в 1938 году. Причем у Гитлера тогда, формальные аргументы были даже поубедительней, чем сегодня у Путина. В конце концов, никто и никогда — ни в прошлом, ни сегодня – не оспаривал, что и в Германии, и в Австрии живут немцы.

Другое дело, что почти 900 лет эти немцы шли в Европе параллельными курсами. То они объединялись в довольно аморфную Священную Римскую империю, то разбегались в разные стороны. Народ и вправду один, но государства у него были разные. Каждое со своей долгой, неповторимой европейской историей. Австрия в 1526 году объединилась с Венгрией и Чехией под названием Габсбургская монархия. В 1804 году это государство стало называться Австрийская империя, а с 1867-го – Австро-Венгерской империей.

Германия, как единая страна, под названием Германская империя вообще появилась лишь по итогам Франко-прусской войны в 1871 году.

После 1918 года наступила эпоха распада империй и образования национальных государств. Австро-венгерская империя распалась на Австрию, Венгрию и Чехословакию. Германская империя тогда же превратилась в Веймарскую республику (Германское государство).

Лозунг «один народ — одно государство» происходил из представлений Гитлера о «нации», которую он рассматривал как единство, основанное не только на языке и культуре, но и «крови». В одной нации не может быть противоречий. Разделение людей на разные классы придумали большевики…

Сравним это с путинским представлением о россиянах. 17 апреля 2014 года, после аннексии Крыма, Путин в эфире одной из своих многочисленных «Прямых линий» на вопрос «Что для вас есть русский человек, русский народ?» ответил: «А что касается нашего народа, то страна наша, как пылесос, втягивала в себя представителей различных этносов, наций, национальностей. Кстати говоря, на этой основе создан не только наш общий культурный код, но и исключительно мощный генетический код, потому что за все эти столетия и даже тысячелетия происходил обмен генами, смешанные браки. И именно этот наш генный код, наверное, может быть, почти наверняка является одним из наших главных конкурентных преимуществ в сегодняшнем мире».

Итак, словосочетание «генный код», «генетический код» повторены Путиным дважды. То есть, как в идеологических постулатах нацистской Германии — все определяется генетикой. «Генный код» – одно «из наших главных конкурентных преимуществ». Из песни слова не выкинешь — теория национального превосходства почти в чистом виде! Есть, правда, в этом путинском высказывании небольшой нюанс. Этот русский «генный код» по Путину – результат «обмена генами», «смешанные браки», опять же. То есть вроде бы все-таки небольшая корректировка в сторону от чисто расистского понимания «народа», «нации».

Но и при этой корректировке — теория национального превосходства в действии! Человек «русского мира» прекраснее других человеков, потому что происходит от смешанных браков. А ничего, что большинство всех более или менее крупных народов происходят от смешанных браков? Что французы, например, потомки кельтов, германцев, римлян, басков? Англичане — потомки тех же кельтов, германцев и римлян. Или в Европе, Америке люди смешивались, но как-то не так? Ингредиенты подкачали?..

Итак, как видим, еще восемь лет назад Путин выступал с позиции давным-давно осужденной «теории национального превосходства», пусть и слегка модернизированной в соответствии с обстоятельствами и временем. Очевидно же, что, будучи президентом страны, в которой имеется более ста разных народов, он не может выступать исключительно с позиции одного «государствообразующего» народа, хотя это словосочетание «государствообразующий народ» по адресу русских он употребляет достаточно регулярно.

Кстати, мы просто не можем сегодня представить, чтобы руководители Британии, Германии, Франции употребили бы подобное словосочетание по адресу, соответственно англичан, немцев и французов. Там бы это однозначно трактовалось как расизм, как та же теория национального превосходства. Но только не в России с ее невероятной духовностью. Здесь верховный правитель, провозглашающий подобное, — отец родной, радетель «тысячелетних» традиций и духовных скреп. И уж, конечно, точно не расист…

Еще один характерный штрих, показывающий, что Путин прекрасно осознает свое идейное родство с Третьим рейхом. После аннексии Крыма в 2014 году известный прокремлевский политолог Андранник Мигранян написал статью, в которой высказал мысль, что если бы Гитлер в 1939 году остановился бы, например, на аншлюсе Австрии и захвате Чехословакии, «если Гитлер бы остановился на этом, то остался бы в истории своей страны политиком высочайшего класса». Это был явный даже не намек, а призыв к Кремлю остановиться. Другое дело, что раз начав массовые захваты, остановиться невозможно…

Сейчас проводить параллель между нацистской Германией и современным путинским режимом в России запрещено законодательно. Тогда этого запрета еще не было. Однако пропагандистский визг в таких случаях поднимался сразу же. Тем не менее очевидная параллель с гитлеровским государством Кремль не возмутила. Ответом на статью Миграняна было гробовое молчание — знак согласия…

И вот теперь снова дублирование нацистских тезисов кремлевскими пропагандистами. На этот раз про то, что русские и украинцы – «один народ». Об этом Путин писал и говорил много раз. В частности, даже пытался подвести под эту идею наукообразную «теорию». В своей претендующей на научность статье «Об историческом единстве русских и украинцев», посвященной этой теме и вышедшей примерно за полгода до широкомасштабного нападения на Украину, Путин написал: «Русские и украинцы — один народ, единое целое. Эти слова — не дань какой-то конъюнктуре, текущим политическим обстоятельствам. Говорил об этом не раз, это мое убеждение».

То, что чье бы то ни было убеждение не является доказательством правоты, Путин, вероятно, не догадывается…

«И русские, и украинцы – наследники Древней Руси». Что такого государства, как «Древняя Русь», не было, а была просто Русь, для Путина, как и для всей русской имперской традиции значения не имеет.

Вообще «историческая» часть этой статьи Путина напоминает эпизод из «Золотого теленка» Ильфа и Петрова, в котором мелкий мошенник Шура Балаганов, выдающий себя за сына героя революции лейтенанта Шмидта «с обстановкой и довольно толково, хотя и монотонно, рассказал содержание массовой брошюры «Мятеж на „Очакове“»…

Наш кремлевский «историк» не нашел ничего лучше, как нудно пересказать имперскую версию истории Украины до 1917 года, почти не претерпевшую изменений и в советские времена, когда он учился в школе.

Но у него есть и дополнительные, «сравнительные» доказательства того, что русские и украинцы — один народ. Вон, гляньте, утверждает Путин, у мокша и эрзя языки отличаются довольно сильно, и все равно они считают себя одним народом (мордвой). Однако, во-первых, мокша и эрзя действительно довольно сильно отличаются и внешне (у эрзя больше светловолосых и сероглазых), и по языкам. Во-вторых, то что русские стали называть оба эти угро-финских народа одной кличкой «мордва», не их вина.

Точно так же как не вина волжских болгар, что Иван Грозный из соображений тогдашнего пиара (нужно было создать московитам образ врага для аннексии Казанского ханства) повелел считать их «татарами». Считается, что волжские болгары вплоть до XVIII века не принимали это название, продолжая называть себя болгарами…

«Триединый народ» – великороссы, малороссы и белорусы, о котором твердят Путин и его пропагандисты, несомненно, существует — в их сознании. А также в сознании других русских имперцев и некоторой части русифицированных украинцев и белорусов. Но только там.

Почему в этом архаичном сознании не укладывается, что, скажем, чехи не утверждают, что словаки, с которыми они когда-то были в одном государстве, которые не менее близки им, чем русские украинцам, — один с ними народ? Почему шведы не собираются присоединять к себе родственных им норвежцев, несмотря на то, что когда-то Норвегия была частью Шведского королевства? Наверное, потому что европейцы свой фашизм уже давно пережили…

ПОДПИСАТЬСЯ НА НАС В GOOGLE НОВОСТИ

Author