Истории липовых референдумов

Глава оккупационной администрации Запорожской области Евгений Балицкий заявил, что подписал некое распоряжение «о начале и подготовке референдума о “воссоединении” региона с Российской Федерацией».

Наглости и глупости этому человеку, видимо, не занимать, особенно учитывая тот факт, что административный центр области, 700-тысячный город Запорожье, находится под контролем Украины и захватить его у российских оккупантов в обозримой перспективе вряд ли получится. А в необозримой и подавно… Тем не менее общая направленность мысли его хозяев понятна.

В Украине и на Западе сейчас активно обсуждают подготовку Россией и ее местными ставленниками «референдумов» на вновь оккупированных украинских территориях. Тема дискутируется в том духе, что подобным образом агрессор хочет «легитимизировать» свои захваты. Это ясно.

Однако понятно, что делается это сугубо для внутрироссийской аудитории и той пророссийски настроенной части местных жителей, которые остались на оккупированных территориях после прихода туда путинских «освободителей». Сегодня эти дешевые пропагандистские кульбиты Кремля ни для Украины, ни для международного сообщества никакого значения иметь уже не будут. Не 2014 год чай… Вся эта суета захватчиков и коллаборантов вокруг «референдумов» не стоит выеденного яйца. Готовящееся действо нелегитимно ни с какой точки зрения, его «результаты» рано или поздно будут аннулированы. Точно так же, как в 1945 году были аннулированы результаты «плебисцита» 1938 года призванного «легитимизировать» аншлюс Австрии гитлеровской Германией.

В 2014 году после аннексии Крыма Андрей Пионтковский говорил, что «Путин ученически копирует Гитлера». Добавим, что, сравнивая два референдума, – 1938 года в Австрии и 2014 года в Крыму – мы видим, что в чем-то Путин даже несколько превзошел своего учителя, а в чем-то не дотянул до него.

Для начала о главном совпадении. И «референдуму» об аншлюсе (anschluß — нем. присоединение, союз) Австрии 1938 года, и «референдуму» о вхождении Крыма в состав России в 2014-м предшествовало военное вторжение. В первом случае Третьего рейха, во втором — Кремля.

О чем, собственно, речь. «Референдум» об аншлюсе Австрии Германией под руководством гитлеровцев и подконтрольных им австрийских национал-социалистов был проведен 10 апреля 1938 года. То есть через месяц после того, как 11 марта германские войска вторглись на территорию Австрийской Республики.

«Референдум» о присоединении Крыма к РФ российскими властями и местными коллаборационистами был проведен 16 марта 2014 года — всего через две с половиной недели после того, как 27 февраля спецназ Черноморского флота РФ захватил здания Верховной Рады и правительства Автономной Республики Крым в Симферополе. Как видим, тут Путин даже обскакал своего учителя. Причем в худшую сторону. Дело в том, что для проведения такого масштабного действия, как референдум на территории страны или региона, насчитывающих миллионы жителей, по-хорошему необходимо не меньше двух месяцев. Гитлер провел его через месяц. Путин — всего за две недели и три дня. Удивительно, что он не провел его на следующий день после захвата полуострова его войсками… Так или иначе, двухнедельный срок на подготовку «референдума» сам по себе показывает, что крымский «плебисцит» был чистой воды фикцией.

Однако повторим главное. Принципиальнейшим моментом здесь является даже не то что, согласно Конституции Украины, проведение «полуостровного» референдума не допускалось, а то, что он был проведен уже после военного захвата Крыма Российской Федерацией. В этом главном отличительном моменте двух «референдумов» – австрийского 1938 года и крымского 2014 года – полная аналогия.

Различия, как мы видели, есть, но по менее принципиальным моментам. Помимо сроков организации «референдумов», которые у Путина почти вдвое короче, чем у Гитлера (то есть германский фюрер в этом был чуть больше озабочен хотя бы внешними приличиями, чем его нынешний российский коллега), отметим еще одно отличие.

В бюллетене, изготовленном для аншлюса Австрии, вопрос звучал так: «Согласен ли ты с произошедшим 13 марта 1938 года воссоединением Австрии с Германией и голосуешь ли за список нашего фюрера Адольфа Гитлера?». Можно было выбрать ответ: «да» или «нет». Правда, кружок для галочки «нет» был раза в два меньше кружка для «да», но, тем не менее, хоть какая-то, пусть и чисто формальная, альтернатива в гитлеровском бюллетене сохранялась.

В бюллетене для голосования по крымскому «плебисциту» 2014 года пункт «за» действующую Конституцию Крыма от 1998 года вообще отсутствовал. Выбирать можно было только «за» то, чтобы Крым стал одним из регионов России или «за» Конституцию 1992 года, которая к тому времени не действовала уже 20 лет и которая фактически «федерализовывала» отношения полуострова с Киевом, что тоже устраивало Москву.

Иными словами, даже в гитлеровском «референдуме» об аншлюсе Австрии был хоть какой-то номинальный выбор — «за» и «против». В путинском «референдуме» по аншлюсу Крыма был выбор без выбора.

Ну и наконец «результаты» обоих «плебисцитов». Согласно официальным данным, «за» аншлюс Австрии Германией 10 апреля 1938 года проголосовало 99,73% пришедших на избирательные участки австрийцев. «Против» было 0,27%. При этом явка, по тем же данным, составила 99,71%. В общем, единство партии и народа… Примерно такие же «результаты» всегда показывали все «выборы» в Советском Союзе…

Результат крымского «референдума» 16 марта 2014 года – 96,77% «за» «воссоединение» с РФ при явке в 83% в Крыму и почти 90% в Севастополе. Понятно, что эти 96,77% «за» при 83-процентной явке – это уже «смелый» путинский модернизм по сравнению и с Гитлером, и с СССР сталинско-брежневских времен. Шутка ли! Почти на три процента меньше, чем у классических тоталитарных диктатур XX века — плюрализм зашкаливает. По мнению путинских политтехнологов, эти 3%, вероятно, должны были продемонстрировать реалистичность этих цифр…

Правда, согласно альтернативным подсчетам и выкладкам, реальная явка на крымском «референдуме» составила от 34% до 50%. Соответственно, даже если согласиться с цифрой 96,77% «за», то получается, что таковых меньше половины от общего количества зарегистрированных избирателей.

Впрочем, и эти выкладки — для бедных. «Референдумы», проводимые вторгшимися вооруженными захватчиками, не имеют никакой юридической силы и практического значения. В свое время все они будут дезавуированы.

Author