Громкий сигнал Вашингтона Кремлю: Киев вправе бить по целям в Крыму
  • Взрывы в Крыму. Все в дыму. Москва и Севастополь в шоке
  • Огонь по врагу на родной земле
  • «Крым – это Украина», – считает Белый дом

От первого «звоночка» до мощных «хлопков»

20 августа утро в севастопольских чатах взорвали посты о «хлопке» у штаба Черноморского флота. Информацию подтвердил в Telegram-канале ставленник Кремля Развозжаев: «Нахожусь в штабе флота. В крышу прилетел беспилотник. К сожалению, сбит не был…»

31 июля беспилотник уже бил по той же цели. Потери оказались невелики. Как и мощность взрыва. Но почему тогда глава оккупационного псевдопарламента Константинов орал: «терроризм! терроризм!»? И почему российские СМИ взяли высшие ноты истерики?

Потому что – место такое. «Легендарный Севастополь, неприступный для врагов! Севастополь, Севастополь – гордость русских моряков!» И тут – плевок огнем. В гордость – прямиком. Это звоночек – ответный удар в войне, принесенной в Крым в 2014-м.

А 9 августа грянул гром – на российской авиабазе Саки близ поселка Новофедоровка рванула серия мощных взрывов. Тогда в МО РФ заявили: детонировали боеприпасы. А забубенные пропагандисты-профессионалы, как и якобы независимые, а на самом деле прокремлевские блогеры, объявили: диверсия. То есть боеприпасы и впрямь детонировали, но не сами. Им помогли бойцы сопротивления.

Потери Москва отрицала. Но CNN, BBC, The New York Times и Институт изучения войны (ISW) сообщили: судя по фото из космоса, уничтожено не менее восьми самолетов.

16 августа гром повторился. В селе Майском в 20 километрах от Джанкоя – взрыв боеприпасов. Эвакуировали около двух тысячи человек. На сей раз МО РФ признало диверсию.

18 августа ряд СМИ сообщил о взрывах и воздушной тревоге в Керчи и в районе Крымского моста. Тогда же ПВО работала в районе аэродрома Бельбек близ Севастополя. Ставленник Кремля Развозжаев сообщил: там сбит беспилотник и призвал верить только официальным сводкам. «Тем временем, – пишет РИА “Новости”, – жители сообщают, что было слышно минимум семь хлопков, похожих на взрывы». Их отголоски слышали «и в расположенном в нескольких десятках километров городе Бахчисарае».

Огонь по врагу на родной земле

Прокремлевские «крымские политики» – в панике. Кто, как советник главы Крыма Крючков, грозит «эффектом бумеранга» и «непоправимыми последствиями». Кто, как член марионеточного «заксобрания» Севастополя Горелов требует «закрыть» город, и что сделать это следовало еще в феврале. Кто, как сенатор Алтабаева, считает: «закрывать» нельзя. Мол, «если закроешь город, это не значит, что ты сохранил объекты».

А ведь права Алтабаева. Не значит. Сохранность объектов – серьезный вызов оккупантам. И в одну из первейших очередей – новому командующему Черноморским флотом вице-адмиралу Виктору Соколову.

Особенно сейчас, когда видный представитель администрации президента Джо Байдена заявил, что Белый дом не против, чтобы ВСУ применяли оружие, поставленное США, для ударов по целям в Крыму. Если руководство Украины сочтет это нужным. Об этом сообщает авторитетное европейское издание Politico.

При этом он подчеркнул, что цели для атак выбирают не в Штатах. Но вооружения, переданные защитникам Украины для целей самообороны, можно применять по целям, расположенным на захваченной противником «суверенной украинской территории».

«Крым – это Украина», — Белый дом

А Крым, захваченный в 2014 году, – именно такая территория. На вопрос, считает ли так Белый дом, чиновник, общавшийся с Politico, ответил: «Крым – это Украина».

«Силам РФ там нечего делать, – согласился видный эксперт по Украине Курт Уолкер, – атаковать их в Крыму – все равно что под Киевом, Херсоном или на востоке страны».

Незадолго до того CNN сообщила, что располагает внутренним докладом правительства Украины, где оно признает: за ударами по Крыму стоит Киев. Источник передал его на условиях анонимности, так как не имел официальных полномочий делиться им со СМИ.

Очевидно, удары, нанесенные по целям в Крыму, станут регулярными. Так считают аналитики из Института изучения войны (ISW). Они видят задачу в том, «чтобы ухудшить логистические возможности России и снизить ее способность поддерживать операции на западном берегу Днепра». Другая цель – сеять панику среди оккупантов и тех, кто поддерживает войну, сотрудничая с ними в захваченном Крыму или посещая его.

Но вот вопрос: означает ли одобрение Белым домом применения переданного им вооружения для ударов по полуострову, что системы, обладающие нужной для этого дальностью поражения целей, уже есть у Украины?

И еще вопрос: что имел в виду советник главы Офиса президента Украины Михаил Подоляк, заявляя британской The Guadian: «В ближайшие два-три месяца мир может стать свидетелем новых взрывов в Крыму»?

Независимо от ответов на эти вопросы, которые мы, возможно, скоро получим, главное в следующем: удары по объектам в Крыму имеют не только военное и символическое значение. Это – как и их одобрение Штатами – стратегически важный политический ход в общении Киева и Запада с агрессором, которого они принуждают к миру.

 

Author