Путинское политбюро, похоже, не готово к ядерному апокалипсису

Когда в пятницу, 9 сентября, было объявлено о внеочередном созыве Совета Безопасности России, стало немного тревожно, потому что мы помним, что решение о нападении на Украину принималось на аналогичном заседании СБ 21 февраля текущего года. Правда, опубликованная на официальном кремлевском сайте повестка дня нынешнего заседания, которую огласил лично Путин, ничего страшного вроде бы не представляла. Больше того, вызвала, скажем так, некоторое недоумение.

Тут надо напомнить, что в российской иерархии госорганов у Совета Безопасности особая роль. Фактически этот путинский ареопаг — аналог Политбюро ЦК КПСС, где в советские годы принимались важнейшие для всего СССР решения.

То есть СБ РФ сугубо политический орган, где принимаются принципиальные решения для страны и мира. Например, начать войну. И вот на заседании этого органа в самый острый момент украинского наступления, если верить Путину, вдруг срочно решили обсудить: а) обеспечение жильем военнослужащих, б) проведение завершившегося несколько дней назад Восточного экономического форума (прошел очень успешно, всем спасибо!), в) обсуждение темы, как распорядились страны мира вывезенным из Украины зерном.

Из содержательного здесь разве что вопрос об обеспечении жильем военных. Да и он абсолютно рутинный. Им вполне в рабочем порядке может заниматься правительство на пару с минобороны. Два других вообще, так, потрындеть. В одном случае Путин похвалил за прекрасно проведенный форум, а в другом – в очередной раз поругал международное сообщество. И для этого надо было срочно собирать СБ?

Причем заметим, что состав участников был практически тот же, что и 21 февраля 2022 года, когда и было принято в буквальном смысле убийственное решение о начале войны: председатель Совета Федерации Валентина Матвиенко, спикер Госдумы Вячеслав Володин, зампред СБ Дмитрий Медведев, руководитель Администрации президента Антон Вайно, секретарь СБ Николай Патрушев, министр внутренних дел Владимир Колокольцев, глава МИД Сергей Лавров, министр обороны Сергей Шойгу, директор ФСБ Александр Бортников, директор Службы внешней разведки Сергей Нарышкин. Не хватало разве что имбецила (по определению бывшего начальника охраны президента Бориса Ельцина Александра Коржакова), главы Росгвардии Виктора Золотова. Последний, видимо, был на важном задании…

Соответственно, возникает закономерный вопрос: что это было? Если в столь острый момент, когда фронт на востоке Украины трещит по швам, Путин собирает свой ареопаг только для того, чтобы пообсуждать какие-то совершенно второстепенные вопросы, он либо совсем тронулся, либо о том главном, что обсуждалось на этом заседании, нам просто не сказали…

Первый вариант мы отметаем, потому что видеозапись, размещенная на кремлевском сайте, говорит о том, что Путин вполне в здравом уме. Соответственно, вариант номер два.

Что нам не показали и что действительно было главным вопросом, который кремлевский диктатор решил обсудить со своим ближайшим окружением в этот драматический для него момент?

Конечно же, главным вопросом этого заседания путинского Совета Безопасности было мощное украинское наступление, результаты которого для российской группировки на востоке Украины бывший «министр обороны» так называемой «ДНР» Игорь Гиркин-Стерлков уже сравнил с Мукденом — разгромом русский армии во время русско-японской войны в 1904 году, добавив: «Но сражение еще далеко не завершено… Как-бы дело “Каннами” не закончилось».

Если кто забыл курс истории Древнего мира, название города Канны ассоциируется не только с известным международным кинофестивалем, но и с полным разгромом римских войск карфагенским полководцем Ганнибалом в 216 году до н. э. Так что намек Гиркина весьма символический…

Очевидно, что для Путина вопрос, что делать дальше, сейчас буквально вопрос жизни и смерти. Поражение в войне так или иначе поставит вопрос о его власти, а лишение диктатора власти практически равносильно суду над ним. Естественно, власть он просто так не отдаст. Но для этого ему надо победить. Но он не может. Больше того, на востоке Украины назревают «Канны». ВСУ за пять дней наступления вернули территории, за которые российская армия билась три месяца, имея колоссальное преимущество в артиллерии, танках и военно-воздушных силах.

По словам советника Офиса президента Украины Алексея Арестовича, «российская армия брала район нашего контрнаступления 120 суток подряд. При этом российская армия была в численном и принципиально большем количественном составе, когда они три месяца подряд вываливали на наши позиции по 45 – 60 тысяч снарядов в сутки, а мы еле могли ответить 4000 – 6000-ми, а на один наш ствол артиллерии они имели 10 – 15 своих», украинцы же, продолжает он, «освободили эту территорию за четверо суток меньшими силами, чем у обороняющихся».

Итак, на данный момент налицо полный разгром. Но Путин проиграть не может, потому что тогда он… не Путин, а всего лишь военный преступник. Соответственно, с высокой долей вероятностью можно предположить, что, собственно, обсуждал кремлевский дуче со своими подельниками на заседании своего Совета Безопасности. Да, свой последний аргумент – ядерный удар. В той или иной его форме. То есть речь могла идти как о нанесении удара по Украине тактическим ядерным оружием, так и о подрыве Запорожской АЭС.

Естественно, не менее интригующим вопросом на сегодня являются те слова, которые, вероятно, прозвучали в ответ на предложение Путина о ядерном ударе по Украине. Можно предположить, что того зыбкого единства, которого Путин добился от членов СБ 21 февраля, на фоне нынешних страшных потерь российской армии (не менее 50 тысяч человек за полгода только убитыми) и фиаско на восточном фронте последних дней на заседании 9 сентября уже не было.

Андрей Пиантковский некоторое время назад выдал очередную крылатую фразу: «Путин, конечно, безумен, но в том, что касается собственной безопасности, мыла не ест». На это, впрочем, можно было бы возразить, что решение о масштабном нападении на Украину было как раз примером того, что пациент кушает мыло ложками. Соответственно, если он однажды это уже сделал, то что ему, имеющему такой чудовищный бэкграунд, мешает повторить это еще раз? То есть поднять планку своего военного противостояния со всем цивилизованным миром на уровень уже не метафизической, а вполне себе реальной ядерной мировой войны…

Однако есть один нюанс, который может помешать ему это сделать. А именно – позиция членов его СБ. Путин – абсолютный диктатор наподобие Гитлера или Сталина, однако в отличие от первых двух при принятии важнейших решений всегда прикрывает известно что «коллективным разумом» своего политбюро. Это его отличительная особенность. Ему всегда нужно кем-то прикрыться. Или решением своего политбюро, или своим карманным зиц-президентом Медведевым, за которым он спрятался в августе 2008 года, когда спланировал и осуществил нападение на Грузию. Конечно, ни Путину, ни членам его Совбеза совершенно не жалко ни украинцев, ни собственных граждан. Однако ядерный удар по Украине совершенно точно будет означать полноценное вступление в войну на стороне Киева Североатлантического альянса. Это, в свою очередь, будет означать быстрый и тотальный разгром РФ со всеми вытекающими обстоятельствами.

Отсюда можно заключить, что единодушного одобрения этой крайней меры от своего окружения он на этот раз не получил. А это значит, что, возможно, уже на днях мы увидим его невероятное миролюбие и готовность к компромиссам. Не случайно уже сегодня одна из его главных пропагандисток Маргарита Симоньян из ястребицы вдруг превратилась в голубя. На фоне отступления российских войск она вдруг подобрела, написав у себя в twitter: «В этой ситуации лучшая картина будущего – это общая картина прошлого. Нашего общего прошлого, недавнего. Когда все вместе, когда День Победы, когда парад, когда и русский учат, и украинский. Когда и в кокошниках, и песни поют замечательные и на одном языке, и на другом»…

Спрашивается, кто ж вам мешал так жить? Впрочем, мы знаем кто и зачем…

Author