«До конца августа мы вернем Херсон обратно». Что даст Украине миллионная армия

Владимир Зеленский дал приказ начать контрнаступление. То, о чем так долго говорили украинские военные, и чего так долго ждали украинские граждане, похоже, начинается. Возвращение суверенитета Киева стартует на юге. Для этого Украина собирает миллионную армию, – рассказал британскому изданию The Times министр обороны Украины Алексей Резников.

  • Украина увеличила численность своей армии до миллиона человек
  • Параллельно идет активное оснащение современным вооружением всех солдат
  • Использовать накопленные резервы ВСУ планируют для масштабного контрнаступления на юге страны – прежде всего в Херсонской области

Глава украинского военного ведомства объяснил, что юг имеет стратегическое значение для Украины – с точки зрения экономики, геополитики и как выход к морю: «Мы понимаем, что политически это очень необходимо для нашей страны. Президент поручил высшему военному руководству разработать планы. После этого Генштаб говорит, что для достижения этой цели нам нужно а, б, в… Это моя работа. Я пишу письма коллегам в странах-партнерах, генералы говорят о том, почему нам нужны такие виды вооружения, а потом мы получаем политические решения».

Согласно постулатам военной теории, наступающая армия должна втрое по численности превышать обороняющуюся. Украина этому правилу на отдельном участке, вероятно, будет следовать. А вот среди множества разных причин поражений России в Украине московские военачальники о догмах забыли.

К середине февраля западные разведки оценивали количество войск, которые сосредоточились на украинских границах, а также на ранее оккупированных территориях (с 2014 года), в 150–200 тысяч человек. Еще до 50 тысяч солдат составили армии, собранные из местных жителей так называемых «ДНР» и «ЛНР».

На момент вторжения 24 февраля ВСУ состояли примерно из такого же числа военных. Ракетные удары и нехватка вооружения вынудили Киев объявить мобилизацию. В России оказался необходим тот же процесс, но только проводить его стали скрыто – по политическим мотивам.

К июлю министр обороны Украины Резников оценил количество защитников Украины в миллион человек. В ВСУ было мобилизовано до 700 тысяч человек, также фактически воюют до 60 тысяч пограничников, около 90 тысяч нацгвардейцев и до 100 тысяч полицейских. В число Вооруженных сил Украины входит более 100 тысяч членов территориальной обороны – хорошо мотивированных добровольцев.

Россия также начала восполнять свои огромные потери. Во-первых, к 200 тысячам профессиональной армии начали постоянно добавлять срочников. И хотя официально Кремль продолжает отрицать отправку срочников на фронт, этому было много доказательств.

«Утро Февраля» уже писало, что в Кремле решили отправить значительно больше людей на войну в Украину. Открытая мобилизация – это один из признаков для российского общества, что не все на фронте так победоносно, как каждый день рассказывают в Минобороны. Поэтому вынуждены проводить ее другими методами.

Назад во Вторую мировую войну

Российские пропагандисты, оправдывая свои поражения в войне с Украиной, пишут якобы Москва воюет армией «мирного времени». Имеется в виду, что для XXI века готовились небольшие группировки высоко подготовленных профессионалов, которые с помощью ракет, авиации, флота, дронов и другого современного вооружения смогут выполнять военные операции без масштабных наступлений.

Действительно, по такому принципу велись многие современные конфликты. Разворачивать полноценные фронты и армии, организовывать логистику на сотни тысяч тонн снарядов и топлива, свозить в другую страну сотни бронетехники явно никто не готовился.

Например, небольшим отрядом армия США смогла ликвидировать лидера «Аль-Каиды» Усаму бен Ладена. Обойтись военными советниками и одной дивизией планировал и СССР накануне вторжения в Афганистан. Чем это закончилось – всем известно.

Первые дни российско-украинской войны в конце февраля с натяжкой еще можно было назвать «спецоперацией». Все началось с десанта, который высадили в Гостомеле Киевской области, и его силами, вероятно, в дальнейшем хотели захватить четырехмиллионный Киев. Колонны бронетехники на юге планировалось просто ввести в города парадным маршем, а не воевать всерьез. Однако, когда украинцы стали оказывать ожесточенное сопротивление, именно Москва поменяла стратегию войны – акцент с десантников сместился на классических артиллеристов и танкистов.

Один из лидеров войны в 2014 году, руководитель террористических отрядов Игорь Стрелков в марте этого года настаивал на проведении мобилизации в России. Он десятки раз повторял, что без этого Москва войну не выиграет. Частично он был прав, но даже уровень его пораженчества был недостаточным: «Для решающего успеха необходимы резервы. Надо понимать, что необходима серия частичных мобилизаций по привлечению военнообязанных, я подчеркиваю, обученных военнообязанных из Российской Федерации. Без них эта операция может затянуться на месяц». «Операция», как известно, длится уже пятый месяц.

В июне Стрелков уже даже не надеется на мобилизацию, уверен, что и это России уже не поможет: «Судя по тому, что сообщают с фронта, тыл наших Вооруженных сил развален… еще в большей степени, чем фронт. Попытка проведения даже частичной мобилизации может привести к тому, что степень неготовности, степень развала, как пузырь из сортира, поднимется и лопнет, забрызгав всех».

В Киеве в первые месяцы не брали инициативу ведения войны в свои руки, а лишь реагировали на действия Москвы. Так как эффективность обороны и минимизация потерь были и есть приоритетом для Украины.

Впрочем, отразив наступление, теперь уже Киев вынужден менять тактику и стратегию, и навязывать свою инициативу ведения боевых действий. Преимущество в численности и качестве вооружения (благодаря западным поставкам) уже позволяет это делать.

Конечно, речь не только о количестве, но и о навыках и оснащении для украинской армии. Десятки тысяч украинских военных уехали на несколько месяцев тренироваться за границей. Столько же прошли обучение у лучших инструкторов НАТО еще до войны. Впрочем, даже собственное украинское военное образование, как показывает результат боевых действий, может по праву считаться одним из лучших в мире.

Вопрос с оснащением Украина решает все лучше и лучше. Киев политико-дипломатическим путем добивается постоянного увеличения поставок вооружения. В отличие от российской армии, соотношение у ВСУ грамотное. А это крайне важный аспект, объясняет Иван Ступак, военный эксперт Украинского института будущего и сотрудник СБУ 2004–2015 годов: «Количество военных всегда важно, всегда является краеугольным камнем любой наступательной операции, либо оборонительной операции. Но люди без техники или техника без людей, они просто невзаимозаменяемы. Нельзя заменить отсутствие техники количеством людей и наоборот. Всегда будет провал».

Увеличивая численность Вооруженных сил Украины, может показаться, что война переходит в формат Второй мировой – с миллионными фронтами, десятками тысяч единиц бронетехники и полностью военной экономикой. Но значительная часть военных – это не штурмовые группы, а обеспечение и резервы.

«Не весь миллион этих военнослужащих будет идти сразу в атаку вперед. Нет, будет идти какая-то часть, а какая-то часть, может быть, треть, наверное, это в резерве. Готовы в случае чего броситься к наступающим частям, может, на каком-то участке помочь. Может, на двух участках. Самый главный посыл – не весь миллион будет брошен в атаку», – объясняет военный эксперт Иван Ступак.

«Настоящая война начинается вдруг»

Как уверяют украинские высокопоставленные чиновники, их армия переходит к контрнаступлению. Вместе с этим вице-премьер по вопросу оккупированных территорий Ирина Верещук призывает своих соотечественников эвакуироваться даже через неподконтрольный Крым: «Как бы тяжело ни было на территории, которая сегодня подконтрольна украинскому правительству… все равно в любом случае пребывание на территории Херсонской или Запорожской области в разы хуже и в разы опаснее. Даже если они будут депортированы в Россию, мы все равно найдем возможность помочь людям вернуться. Даже если придется через Крым, когда мы говорим о Херсонской области – это нужно делать, нужно двигаться в данном направлении. Надо искать возможность уехать, потому что наши Вооруженные силы будут деоккупировать. Это будут огромные бои. Я не хочу никого пугать, все и так все понимают».

Стоит отметить, что такой призыв довольно беспрецедентный для украинских властей. Посещение Крыма и других оккупированных территорий раньше строго регламентировалось, а теперь власти открыто призывают пользоваться любой возможностью уехать из оккупации. Так же как и покидать свою малую родину официальный Киев никогда не призывал, что теперь изменилось ради безопасности самих людей. Параллельное решение гуманитарного вопроса только подтверждает серьезные намерения ВСУ.

На первый взгляд может показаться странным, что Украина публично озвучивает свои планы на военные действия, ведь противник сможет подготовиться. Однако у России также есть разведка, в российском Генштабе тоже фиксируют увеличение количества ракетных ударов из тех же HIMARS или обстрелы из тяжелых гаубиц CEASAR на определенных участках фронта, поэтому никакой военной тайны в украинском Минобороны не выдали. К тому же тактические действия ВСУ никем не озвучивались.

С другой стороны, боевой дух украинских военных также нужно укреплять, а скорая победа над некогда «второй армией мира» явно только увеличит их усилия. Еще в феврале ВСУ приписывали пару недель на сопротивление, в июле Киев уже планирует разгром группировки ВС РФ.

Оптимизм разделяет и украинский военный эксперт Иван Ступак: «Я уверен, что получится. Тот факт, что Резников огласил эту информацию – я ее истрактовал таким образом, что все приготовления уже сделаны. От Зеленского необходимо формальное согласие на начало этой контроперации, контрнаступления. Мое чутье говорит, что Херсон до конца августа мы вернем обратно, как говорил наш враг, «в родную гавань». Это без вопросов, без сомнений».

Author