Выстроенная Путиным система делает поражение России неизбежным

В середине сентября один из российских «политологов»-пропагандистов Алексей Чадаев, сам того не зная, сформулировал очень правильную мысль. По его словам, Россия «как социально-институциональный организм» делает победу в развязанной Путиным войне невозможной, и в этом смысле существующая система – это «один большой иноагент».

Правда, сам Чадаев связывает это с тем, что современное российское государство с рыночной экономикой и частной собственностью возникло вследствие краха СССР, а потому, пытаясь возродить Советский Союз, воюет против самой себя как порождения его распада.

На самом деле, причины того, что российское государство на институциональном уровне предопределяет собственное поражение, кроятся не в метафизических конструкциях «точки отсчета» и не в противоборстве систем, а в том, что оно объективно не в состоянии выстроить то, что является залогом победы. К слову, это понимают и кремлевские пропагандисты, раз за разом причитающие о том, что, если Россия не сможет в рекордные сроки перестроить свою экономику, наладить производство и развить технологии, она неминуемо проиграет. Но именно этого современная Россия не способна сделать по нескольким причинам.

Иллюзорная реальность как предпосылка отрицательного отбора

О продолжающейся несколько десятилетий отрицательной селекции в российской системе власти говорили уже практически все. Здесь же важно сделать акцент на том, почему эта селекция предопределена самой сутью путинской системы, и, следовательно, ее невозможно будет произвольно изменить.

Во-первых, в современной России в принципе невозможно реальное существование ключевых для любого государства сфер: системы безопасности, разведки, внешнеполитической аналитики, дипломатии и так далее. Как минимум с 2014 года работа не только СМИ, но и всех государственных институтов, включая МИД, Министерство обороны и даже разведку, направлена на то, чтобы быть проводником государственной лжи и одним из инструментов легализации пропаганды. На примере войны России против Украины видно, что источник принятия этого решения лежит не в анализе объективной информации, а в нездоровом, фанатичном убеждении Путина в том, что украинского государства не должно существовать. Все остальные причины вторжения фабрикуются на ходу, постоянно противореча друг другу.

По сути, цель всей государственной машины сейчас – это рационализировать бредовые воззрения российского президента и придать им хоть какую-то видимость логичности. При этом профессионал, имеющий хоть какое-то отношение к сфере внешней политики, не может не понимать, что никаких реальных угроз российской безопасности со стороны Украины не существовало ни в 2014-м, ни в текущем году. Те же угрозы, которые возникли на данный момент, являются прямым следствием агрессивной политики Москвы.

Однако российское руководство не только не видит последствий собственных действий, но и отрицает сам факт совершения этих действий. Поэтому все внешнеполитические институты на данный момент заняты придумыванием альтернативных объяснений сложившейся реальности и несуществующих мотивов для объяснения реакции других стран. Однако поверить в такую иллюзорную реальность для любого человека, связанного с анализом международной обстановки, автоматически означает профнепригодность.

Это значит, что во всех перечисленных сферах работают или полные непрофессионалы, или законченные подлецы, готовые продвигать любую ложь и участвовать в любом преступлении. Все остальные автоматически становятся врагами для Кремля, поскольку говорят ту самую правду, с которой борются российские власти. Однако отсутствие реальной оценки международной обстановки делает невозможной принятие сколько-нибудь адекватных решений – что мы и видим по ситуации на фронте.

Невозможность мобилизации

Во-вторых, этот отрицательный отбор справедлив и для многих других сфер. Да, можно предположить, что какой-нибудь гениальный ученый-физик настолько «не от мира сего», что совершенно не разбирается в политике и верит в пропаганду. Но крайне трудно представить себе таких людей на руководящих постах или среди экономистов. Идеологии прошлого века были утопиями, и их лживость трудно было установить, не проверив на практике. Однако лживость сегодняшней российской пропаганды очевидна любому думающему человеку, который искренне хочет найти правду, а не предпочитает отворачиваться от нее.

Таким образом, система автоматически отсеивает если не всех умных людей, то как минимум тех, у кого ум сочетается с зачатками совести. Более того, даже большинство людей, убедивших себя в истинности пропаганды, в глубине души понимают ее лживость, и потому их лояльность не заходит дальше банального конформизма.

К примеру, даже лояльные Кремлю социологи отмечают, что «социум не готов к полномасштабной мобилизации», и она вызовет рост социального недовольства. Более того, по их словам, даже без мобилизации «подавляющее большинство граждан хочет быть оставленными в покое, заниматься собственными бытовыми делами и демонстрирует все более возрастающий аполитизм», а число людей, пытающихся дистанцироваться от военной повестки, неуклонно растет. Кроме того, подчас и прокремлевские социологи признают, что «увеличилось число респондентов, которые уходят от ответов на вопросы о “СВО”», а значит, людей, которые не поддерживают войну.

Тотальная коррупция

Из двух перечисленных пунктов неизменно следует третий. Коррупция в России не просто носит системный характер, а является единственным смыслом существования современных чиновников. Если человек вынужден ежедневно участвовать в безумии, бессмысленность которого абсолютно ему очевидна, и всю его жизнь составляет притворство и ложь, единственным оправданием такого существования для него является личное обогащение. Более того, коррупцией пронизана даже оборонная сфера, и эта ситуация ничуть не изменилась в условиях войны.

К тому же если человек привык лгать собственным соотечественникам, вдохновляя их идти на смерть, и постоянно участвует в преступлениях против чужого и собственного народов, для него ничего не стоит предать своих соратников. Речь в данном случае не идет о тех, для кого «предательство» является способом борьбы с российской агрессией по идейным мотивам – такой поступок, безусловно, заслуживает уважения.

Но даже люди, не обремененные совестью и с легкостью сами идущие на военные преступления, при случае не побрезгуют возможностью пойти на предательство. Вопреки заверениям пропагандистов и чиновников, что «с началом “СВО” страна очистилась от предателей», людей второго типа в российской системе после начала полномасштабной войны оказалось едва ли не больше, чем до нее.

Индульгенция на предательство

Это объясняется тем, что главной «добродетелью» в путинской системе является готовность выполнить любой самый омерзительный и бесчеловечный приказ, не раздумывая о его последствиях, и продвигать любую ложь. Именно она обеспечивает своего рода «индульгенцию» для самых разных преступлений, начиная от военных и коррупционных и заканчивая до определенного уровня предательством, если оно не касается лично Путина. Кремль не только прощает своим прислужникам любые подлости и глупости в обмен на лояльность, но и заинтересован в них, поскольку причастность к преступлениям создает эффект круговой поруки.

Кроме того, в российской контрразведке действует та же самая схема отрицательного отбора, когда для работы подбираются люди без особого интеллекта, но готовые проводить репрессии. В отношении обычных людей в основе репрессий лежат разнарядки, когда под раздачу может попасть в совершенно любой инакомыслящий. В том, что касается более высокопоставленных лиц, аресты по обвинению в государственной измене чаще всего становятся результатом конфликтов между спецслужбами или даже между разными подразделениями одной спецслужбы. Скорее всего, именно это стало основой для ареста журналиста Ивана Сафронова и предпринимателя Ильи Сачкова. При этом в Кремле прекрасно знают, что уже много лет секретная информация из России без проблем утекает в западные расследовательские центры, однако это негласно считается нормальной формой политических разборок.

Конечно, можно предположить, что существует некий сегмент, живущий по принципу: «я готов на все, если это выгодно моей стране». Такие люди не готовы предать систему ни из-за замучившей их совести (которая попросту отсутствует), ни по личным мотивам. Однако те из них, кто способны анализировать обстановку, рано или поздно начнут понимать, что работа на путинский режим не помогает России, а, напротив, губит ее. Конечно, всегда останется сегмент «пламенных ура-патриотов», готовых убивать и умирать по имя пропаганды, но он не слишком велик, а главное, в нынешней системе у них нет шансов пробиться на руководящие позиции.

Вот вкратце основные причины, почему никакая модернизация, а значит, и победа в путинской России невозможна в принципе. Что же касается чадаевского тезиса о «противостоянии прошлого и современности», он верен в том смысле, что времена действительно изменились, и сейчас агрессивные войны способны привести только к краху государства, а не к геополитическому успеху.

Author