Повесть о неизвестном матросе: судьбы погибших на крейсере «Москва»

Быть родителями юноши – всегда известный риск. Есть опасность, что врачи поставят вашему сыну страшный диагноз «годен», и он пойду служить, ему придется куда-то ехать, чтобы стрелять в кого-то. Куда и в кого? Не ваше дело – государству виднее.

Но до сих пор считалось, что такая система предполагает взаимные обязательства. Если государство забирает у родителей сына (даже если оставить в стороне права самого парня – он вообще-то тоже не вещь, а такой же человек и гражданин, как все прочие), должно хотя  бы отчитаться за него. Бывало, конечно, и такое, что вместо юноши родителям привозили запаянный гроб и требовали не вскрывать его – но это, скорее, исключение.

Теперь правила поменялись. Теперь государство берет у вас сына – но взамен не должно даже формально что-то объяснять. Где наш парень, которого вы растили восемнадцать лет? Ну… наверное, где-то есть. А может быть, и нет. В любом случае, дело это не настолько важное, чтобы беспокоить им начальство. Именно это демонстрирует история Дмитрия Шкребца – отца 20-летнего Егора Шкребца, матроса-срочника с того самого крейсера «Москва». Оставим в стороне тот факт, что Дмитрий Шкребец – ярый «ватник» и сторонник войны с Украиной, ведь точно такая же история может произойти с кем угодно (вам, читающим эти строки, я от всей души желаю, чтобы она не произошла с вами).

Военная прокуратура Черноморского флота России официально сообщила отцу юноши, что крейсер «Москва» не заходил в территориальные воды Украины и не был включен в перечень соединений и воинских частей, участвовавших в войне против Украины (кстати, войны ведь никакой и нет – есть только спецоперация, вы ведь не забыли?). «Поисковые мероприятия положительного результата не принесли, в настоящее время местонахождение вашего сына не установлено», – пишет прокуратура. Егор Шкребец объявлен безвестно отсутствующим в воинской части.

Ранее предполагалось, что государство, забирая у вас сына, принимает на себя какую-то ответственность за него. Если он пропал, то нужно по крайней мере объяснить, как и где.

Но теперь и это для начальства слишком тяжелый труд. Где наш Егор? Ну придумайте что-нибудь сами, вы же патриоты. Кстати, а он точно был? Вы можете это доказать?

Давно известен афоризм: «Лицемерие – это дань, которую порок платит добродетели». И порок всегда платил эту дань – а в сегодняшней России перестал.

Конечно, все эти парни 18-20 лет всегда были расходным пушечным мясом, которое никто не считает. Но хотя бы ради приличия было принято делать вид, что это не так, что солдаты и матросы что-то значат, и их имена кто-то помнит. И Александр так делал, и Цезарь, и Карл Великий, и Петр, и Наполеон, и Гитлер, и Сталин, и даже ранний Путин.

А вот поздний Путин стесняться перестал. Что там произошло со Шкребцом Егором Дмитриевичем, 21.03.2002 года рождения? Да какая разница? Бабы еще нарожают.

Справка: 

Егор Шкребец служил поваром на крейсере «Москва», проходил срочную службу.  В первый раз после начала войны он позвонил родителям и рассказал, что они взяли остров Змеиный. Последний раз, по словам матери, сын связывался с ней через мессенджер Viber 9 апреля: сказал, что не будет на связи, писал не со своего телефона.

По информации украинского командования, крейсер «Москва» был подбит двумя ракетами «Нептун» недалеко от Одессы 13 апреля. Минобороны РФ скрывало, что крейсер затонул, но 15 апреля признало этот факт.

Series Navigation<< Предыдущая частьСледующая часть >>
ПОДПИСАТЬСЯ НА НАС В GOOGLE НОВОСТИ

Authors

,