int(225)

Интервью

Популярное

Война в Украине
О покушении на Путина: официально не подтверждено, но возможность исключать нельзя
В СМИ снова обсуждаются слухи о недавней попытке покушения на Владимира Путина Инцидент якобы произошел на пути следования президентского кортежа. По данным источника, в тот момент в одном из автомобилей находился сам Путин: российский диктатор направлялся в свою резиденцию. Сообщается, что на пути кортежа было организовано искусственное препятствие, а когда автомобиль с главой государства был вынужден его объехать, на дороге со стороны левого переднего колеса «прозвучал громкий хлопок с последующим сильным задымлением». Источник сообщает, что в связи с инцидентом было якобы задержано несколько лиц из охраны Путина. Это связывают с тем, что маршрут президента знал узкий круг лиц. Надо подчеркнуть, что о покушении сообщил небезызвестный телеграм-канал «Генерал СВР», который связывают с экс-профессором МГИМО Валерием Соловьем.  Также на данный момент официального подтверждения этой информации ни со стороны российских властей, ни со стороны независимых источников нет. Проверить эти данные в ходе действующей войны не представляется возможным. Однако в пользу версии может говорить и то, что несколько дней назад (еще до публикации «Генерала СВР») журналисты одного авторитетного западного издания пытались проверить информацию о возможном покушении на Путина, полученную по своим источникам. Это было сказано представителем вышеупомянутого СМИ в приватной беседе одному из сотрудников «Утра Февраля». Кроме того, информация подобного рода последнее время поступает все чаще, в том числе и по заслуживающим доверия официальным каналам. В частности, еще в конце мая руководитель украинской разведки Кирилл Буданов в интервью изданию «Украинская правда» рассказал о том, некоторое время назад на Путина было совершено неудачное покушение. По данным главы ГУР, Путин после покушения существенно сократил число приближенных к нему лиц, в том числе из-за раскола внутри группировок, которые ранее поддерживали политику диктатора РФ. О том, что вероятность переворота в России растет, говорил в комментарии для «Утра Февраля» и политик Илья Пономарев. Он подчеркнул, что российская правящая элита сегодня возлагает персональную ответственность за происходящее на Владимира Путина. Действительно, российская верхушка не может не понимать, что в условиях проигранной войны с Украиной для представителей правящего класса единственным шансом спастись, сохранить власть и собственность является устранение Путина, после которого можно будет прекратить бессмысленную войну, вывести войска с территории Украины. После чего можно будет попытаться договориться с Западом. В противном случае отстранением Путина от власти займется украинская армия и внутрироссийское вооруженное подполье, после чего сегодняшнему руководству РФ – всем этим собяниным, мишустиным, кириенкам, придется уже разговаривать с прокурорами Международного трибунала  в качестве подсудимых (и это если еще повезет дожить до суда). И они это понимают не хуже нас с вами.
Война в Украине
Илья Пономарев: «Ответственность за взрыв автомобиля Дарьи Дугиной взяла на себя "Национальная республиканская армия"»
За ликвидацией дочери путинского пропагандиста и идеолога Александра Дугина – Дарьи, которая сама неоднократно оправдывала российскую агрессию, стоит «Национальная республиканская армия». https://www.youtube.com/watch?v=pofT8V8vytc Подрыв ее машины в Подмосковье – это партизанская акция, целью которой является сопротивление кремлевскому режиму. Об этом на канале «Утро Февраля» заявил оппозиционер Илья Пономарев. В эфире он зачитал манифест «Национальной Республиканской Армии», которая обратилась к Илье Пономареву через канал «Роспартизан» с просьбой озвучить, что она берет ответственность за акцию: «Мы, российские активисты, военные и политики, ныне партизаны и бойцы "Национальной Республиканской Армии",  ставим вне закона поджигателей войны, грабителей и угнетателей народов России! Мы объявляем президента Путина узурпатором власти и военным преступником, поправшим Конституцию, развязавшим братоубийственную войну между славянскими народами и отправившим российских солдат на верную и бессмысленную смерть.   Нищета и гробы для одних, дворцы для других – суть его политики.   Мы считаем, что лишенные права голоса люди имеют право на восстание против тиранов. Путин будет нами низложен и уничтожен! Наша цель – остановить уничтожение России и ее соседей, пресечь деятельность кучки кремлевских дельцов, присосавшихся к богатствам нашего народа и совершающих сегодня преступления внутри страны и за ее пределами. Мы объявляем чиновников правительства РФ и региональных администраций пособниками узурпатора – те, кто не сложит свои полномочия, будут нами уничтожаться. Мы объявляем бизнесменов, зарабатывающих свои деньги на коррупции и связях с чиновниками, изменниками Родины и пособниками узурпатора. Имущество тех, кто не покается и не выступит публично против этой власти и ее войны, и они сами будут нами уничтожаться. Мы объявляем работников силовых структур пособниками узурпатора. Те, кто не сложит оружие и не снимет погоны, – будут нами уничтожаться. Мы объявляем военные грузы и грузы тех, кто зарабатывает на войне и помогает ей финансово – законными целями, которые будут нами уничтожаться. Мы помним про взрывы домов в России, приведшие Путина к власти. Знаем, что режим не остановится перед любым самым чудовищным преступлением. И заявляем: мы проводим акции только против лиц этой власти. Мы не будем атаковать гражданские объекты и мирных граждан, и если путинские силовики будут делать подобные провокации и приписывать жертвы нам – не верьте им! Мы призываем солдат российской армии прекратить стрелять в наших братьев из других стран – Грузии, Сирии и других. Мы призываем всех россиян вступать в наши ряды и поднимать бело-сине-белый флаг новой России вместо опозоренного путинской властью триколора.   Мы призываем тех, кто готов бороться, следовать нашему примеру и свергнуть этот бесчеловечный, лицемерный и антинародный режим! Мы считаем недопустимым, что россиян начали шельмовать по всему свету из-за военных преступлений, совершаемых теми, у кого нет ни национальности, ни отечества, и кто любит лишь деньги и власть.   Мир – не враг России, а Россия – не враг человечеству, и мы докажем это делом. Мы дадим защиту всем, кто последует нашему призыву. Все, кто исполняет нашу программу вплоть до смены режима –  освобождаются от ответственности, предусмотренной законами узурпатора. После нашей победы мы немедленно освободим всех незаконно осужденных путинской властью. Мы дадим свободу всем народам, населяющим Россию, и построим новое общество – общество без олигархов, без коррупции, без произвола чиновников, без унизительной бедности.   Общество, в котором каждому воздастся по его труду. Общество без войн и насилия.   Общество, в котором власть будет принадлежать народу, где граждане будут сами выбирать себе лидеров, и сами организовывать жизнь своих городов и деревень.   Общество, в котором правители не смогут приносить в жертву человеческие жизни ради собственного величия, а будут думать об образовании, медицине и научном прогрессе. Общество, в котором каждый будет гордиться тем, что он родился на территории России и будет хотеть в ней жить! Да здравствует Свободная Россия! Где бы вы не были – боритесь, как мы, боритесь вместе с нами, боритесь лучше нас!  Очистим нашу Родину от скверны! Победа будет за нами! Держите с нами связь через телеграм-канал Роспартизан». Илья Пономарев поддержал действия Национальной Республиканской Армии. По его словам, она не воюет с мирным населением и не будет осуществлять акции против гражданских объектов. Пономарев подчеркнул, что на территории Украины также созданы Русский Добровольческий Корпус и Легион Свободной России, воюющие на фронтах этой войны с путинскими захватчиками и готовые идти до конца. Илья Пономарев призвал всех, кто хочет бороться с путинским режимом, присоединяться к НРА, оказать посильную поддержку сопротивлению, держать связь через телеграм-канал Роспартизан. Подписывайтесь на «Утро Февраля», участвуйте в протесте, не оставайтесь в стороне. И тогда враг будет разбит, а Россия будет свободной!
Война в Украине
Андрей Илларионов о четырех версиях победы Украины
«Но какой бы она ни была, нужны поставки оружия на 10 миллиардов долларов в месяц»
Война в Украине
«Если у диктатора нет сообщников – ничего не работает». Философ Майкл Уолцер – об ответственности за войну в Украине
Майкл Уолцер — политический философ, почетный профессор престижного Института перспективных исследований, до этого работавший в Принстонском и Гарвардском университетах. Опубликованная в 1977 году, вскоре после окончания войны во Вьетнаме, работа Уолцера «Справедливые и несправедливые войны: нравственный аргумент с историческими иллюстрациями», актуализировала теорию справедливой войны, которая до этого пребывала на интеллектуальных задворках. Сейчас это одна из главных концепций западной философии. Теоретики справедливой войны (bellum justum) ищут принципы, благодаря которым сила будет применяться все реже, а войны станут более гуманными. Уолцер реактуализировал теорию bellum justum, которая противостоит концепции политического реализма, с учетом чрезвычайных обстоятельств: необходимости гуманитарной интервенции и сдерживания опасных режимов. На основе опыта этнических чисток на Балканах и в Юго-Восточной Азии Уолцер обосновывает необходимость решительной интервенции. The Bell поговорил с Уолцером о том, как его теорию можно применить к войне между Россией и Украиной, какую ответственность несут правители и граждане воющей страны и чем должна заканчиваться любая война. — Мировое сообщество осудило вторжение России в Украину. Вы, к примеру, не поддерживали вторжение США в Ираке, но говорили, что западное сообщество должно было вмешаться во время геноцида в Руанде. Какие войны и интервенции мы считаем справедливыми, а какие – нет? — Я начну с такого примера: если кто-то на меня нападает на улице, то это нападение несправедливо, но если я защищаюсь, то моя защита оправдана. В международной политике пересечение вооруженными силами государственной границы [с некоторыми исключениями] — это неоправданная агрессия. Классические примеры — вторжение Германии в Польшу, вторжение Италии в Эфиопию [в 1936 году], нападение Советского Союза на Финляндию. Для поляков, эфиопов и финнов — это справедливая война, потому что они защищаются. И любая страна, которая приходит им на помощь, поступает справедливо. Еще одно классическое обоснование [справедливой] отправки ваших вооруженных сил через границу — происходящая внутри страны резня, как это было в Руанде. — Вы также писали, что есть еще одно важное исключение — необходимость борьбы с нацистским режимом. Именно этот аргумент используют российские власти, пытаясь убедить аудиторию внутри России и за ее пределами в том, что Россия борется с фашизмом. Что вы думаете по поводу этого? — В нацистской Германии происходили систематический геноцид евреев и цыган, преследования коммунистов и социалистов, и в таких обстоятельствах вторжение может быть оправдано. Ничего подобного в Украине не было. Так что на практике этот аргумент не имеет смысла, если информация ложна. Я не думаю, что вторжение в страны с фашистским, авторитарным или тоталитарным режимами всегда оправдано. Я выступал против американского вторжения в Ирак в 2003 году, хотя правительство Саддама Хусейна было жестоким и авторитарным. В отличие от вторжения России в Украину, американское вторжение, как и последующая оккупация, фактически не встретили сопротивления: его приветствовали шииты и курды, составлявшие 80% населения Ирака. Если бы продолжалось массовое убийство курдов, то вторжение, чтобы остановить резню, было бы оправдано. Но в 2003 году ничего подобного не происходило. — Еще один аргумент российских властей — необходимость превентивных действий для «защиты» русскоязычного населения Донбасса. В каком случае превентивные удары могут иметь место? — Необходимость упреждающих действий — сложный вопрос. Предположим, что поляки знали о нападении Германии: у них была точная, надежная информация из [достоверных источников] о том, что нападение будет завтра. В таком случае превентивный упреждающий удар в разумных пределах был бы оправданным. Но необходимо различать упреждение и предотвращение. Упреждение — это ответ на атаку, которая, как вы знаете, неизбежна и действительно приближается. Предотвращение — это попытка остановить или избежать войны, и на этом можно спекулировать. К примеру, вы чувствуете, что окажетесь в невыгодном положении через 10 лет, если не нанесете удар сейчас. Но за следующие 10 лет так много всего может произойти, что применение силы сейчас не может быть оправдано — вы должны начать переговоры. И переговоры должны не предшествовать войне, а заменять ее. — Политические реалисты вроде Генри Киссинджера объясняют эту войну через сферы влияния крупных держав. Некоторые западные интеллектуалы даже говорят о том, что НАТО «спровоцировала» Россию, что Россия вынуждена была отвечать на расширение альянса на Восток. Путин, опять же, много раз повторял, что у России не было выбора — что если бы не напала она, напали бы на нее. Что вы думаете об этом? — Позиция реалистов заключается в том, что державам нужно позволять иметь сферу влияния: для США сфера влияния — Карибский бассейн, Центральная Америка, а Россия имеет право на сферу влияния в Восточной Европе. В Америке и в Западной Европе этот аргумент исходит из двух разных источников — от «реалистов» правого толка и крайне левых, которые считают, что Америка несет ответственность за все, что идет не так в мире. Расширение НАТО — интересная история, но важна предыстория. Соглашение Сталина, Рузвельта и Черчилля в 1945 году было заключено с позиции реализма, они посмотрели на карту Европы и поделили ее [на сферы влияния]. Советский Союз получил свою сферу влияния в Восточной Европе и установил там авторитарные режимы с правительствами-сателлитами. Возможно, в самом начале из-за Второй мировой войны они имели какую-то народную поддержку, но затем быстро ее потеряли, что спровоцировало восстания в Венгрии в 1956 году и в Чехословакии в 1968-м. Распад СССР стал концом этой договоренности. НАТО была создана во время холодной войны, и расширение организации на Восток шло непросто, потому что в Госдепартаменте США, в каждом министерстве иностранных дел в Европе противились расширению НАТО. Дипломаты были в основном политическими реалистами. Но это не Запад агрессивно двигался к Советскому Союзу, это страны Восточной Европы тянулись к НАТО, потому что они хотели защиты от возможного реванша России. И политики на Западе ответили на этот запрос, не считаясь с собственными дипломатами, так что расширение НАТО было определено народом, в некотором смысле демократически. — Какие принципы справедливой войны сейчас нарушаются непосредственно в ходе ведения боевых действий? — Основным правилом ведения войны является неприкосновенность некомбатантов: гражданского населения и военнопленных. Военнопленные не являются комбатантами, и с ними следует обращаться в соответствии с правилами, установленными международным правом. Я подозреваю, что нарушения этого были с обеих сторон в украинско-российской войне. Также война должна вестись таким образом, чтобы свести к минимуму жертвы среди мирных жителей. Бомбардировка украинских городов с большого расстояния без каких-либо усилий для наведения именно на военные объекты — это нарушение международного права и теории справедливой войны. Внутри армий США и Израиля, которые [в последние годы] вели одни и те же асимметричные войны в Афганистане и Газе, ведется дискуссия: на какой дополнительный риск должны быть готовы пойти военные, чтобы свести к минимуму риски для гражданских лиц в зоне боевых действий.  Думаю, я должен привести пример. Допустим, с крыши многоквартирного дома в афганском городке стреляют по американским войскам. Кто находится в здании [есть ли среди них мирные граждане], неизвестно. Один американский полковник сказал мне, что раньше войска бы просто отступили и вызвали огонь артиллерии. Но затем были изданы новые правила ведения боевых действий для Афганистана генералом [Стэнли] Маккристалом. Он понимал, что мы убивали слишком много мирных жителей и проигрывали битву за сердца и умы. В документе говорилось, что [в такой ситуации] вы должны отправить солдат в здание, чтобы посмотреть, есть ли там гражданские лица, — нельзя просто вызвать артиллерию. Я тоже являюсь сторонником позиции, что дополнительные риски нужно брать. Из отчетов о войне [между Россией и Украиной] я сделал вывод, что российские войска не идут на какой-либо риск, чтобы минимизировать гибель мирных жителей. — Недавно вышедший доклад Amnesty International указывал на то, что ВСУ размещали свои позиции в жилых районах. Украинские власти и военные эксперты обвинили Amnesty International в том, что они исключают контекст: Россия — нападает, Украина — защищается. Является ли это оправданием или все же война накладывает на обе стороны ответственность за мирное население? — Вооруженные силы обязаны попытаться установить некоторую дистанцию ​​между собой и гражданским населением. В случае осады города это, очевидно, невозможно. Осада запирает в городе солдат и мирных жителей, как это было в блокадном Ленинграде во Вторую мировую войну. Гражданские должны быть эвакуированы из города, если его обороняют военные, а осаждающая армия должна разрешить выход мирных жителей. Немецкие офицеры, наложившие блокаду, предстали перед судом в Нюрнберге, их обвинили в стрельбе по мирным жителям, пытавшимся покинуть город. Но солдаты в городе могут захотеть, чтобы гражданские остались, потому что они могут быть защитой. Осаждающая армия может запереть мирных жителей, чтобы они израсходовали запасы продовольствия, что сделает осаду короче. Вообще солдаты не должны стрелять из своего оружия из гражданского укрытия.  — Украинская оборона строится на городах, населенных пунктах. Украинцы прикладывают максимальные усилия для эвакуации, но не все готовы уезжать. Что ВСУ стоит делать в этой ситуации? Если бы они оставляли все населенные пункты, российская армия, вероятно, уже была бы в Киеве. — Если были предприняты серьезные усилия по эвакуации тех гражданских лиц, которые хотели или могли уйти, то убийство тех мирных жителей, которые решили остаться, например, из-за того, что они больны или стары, — это не ответственность Украины. [В их гибели] виноваты россияне. — Мы сейчас не понимаем, когда и чем закончится этот конфликт. Украина стремится к территориальной целостности, Россия продолжает занимать ее территории и уходить явно не собирается. Будет ли оправдана попытка Украины военным образом вернуть потерянные на первом этапе войны территории с учетом того, что это может привести к гибели мирных жителей? Кроме того, удары уже производятся по территории Крыма. — Контрнаступление на юге, подобное тому, о котором сейчас много говорят, направленное на город Херсон, было бы оправданным. Имеет смысл больше говорить о том, что нужно делать, когда мирные жители находятся в опасности. Нападения на военные объекты в Крыму мне тоже кажутся оправданными, так как я предполагаю, что авиабаза использовалась для военных действий. — Уже несколько европейских государств признали действия Россия терроризмом, Украина прямо говорит о геноциде, особенно после событий в Буче, где было найдено большое число тел мирных жителей после того, как российская армия оставила свои позиции. Каким критериям должна соответствовать ситуация и ее участники для таких серьезных обвинений и думаете ли вы, что действия российской армии под них попадают? —  Бомбардировки городов без попытки нацелиться на военные объекты можно назвать терроризмом, потому что их цель состоит в том, чтобы запугать гражданское население и таким образом оказать давление на правительство со стороны этих перепуганных гражданских лиц. Бомбардировки британских городов нацистами в начале войны также были терактами. Они не были нацелены на военные цели, они были направлены буквально на то, чтобы запугать мирное население. И некоторые британские бомбардировки немецких городов имели ту же цель. Я думаю, что действия России попадают под определение терроризма. — Подразумевает ли теория справедливых войн их «правильное» окончание — должен ли быть суд над теми, кто начал агрессию? И каким должно быть развитие событие в случае с вторжением в Украину? — Я думаю, что после войны должны быть суды над военными преступниками: я писал работы в защиту Нюрнбергского процесса. Я думаю, что суды над военными преступниками из бывшей Югославии в Гааге были юридически и морально оправданными судебными процессами. Но российские политические и военные командиры могли бы предстать перед судом только в случае полного поражения России или свержения Путина изнутри. Эти обстоятельства, которые позволили бы провести суд, сейчас выглядят маловероятными. Но, даже если вы не сможете отдать под суд «крупных шишек», юридически может быть оправдано предать суду отдельных российских солдат за конкретные убийства мирных жителей. В общем случае солдаты не несут ответственности за войну, которую они ведут, — они несут ответственность только за свои действия на войне. Солдаты могут отказаться участвовать в войне, и это героизм, но с моральной точки зрения это не требуется.  — На Нюрнбергском трибунале круг обвиняемых был достаточно широкий — там были и те, кто отвечал за экономику Третьего рейха. В России идет дискуссия о том, как в случае несогласия с войной должны были бы повести себя технократы — высокопоставленные чиновники, которые отвечают за экономику, финансовую систему. В случае с представителями экономических властей, которые сейчас делают все, чтобы смягчить удар западных санкций по россиянам, появляется моральная дилемма, ведь их решения влияют на жизнь простых людей, например, пенсионеров. Какова их мера ответственности? — Кто работает над тем, чтобы у солдат было денежное довольствие, за войну не отвечает [с юридической точки зрения]. Но они несут моральную ответственность, даже если нет никаких юридических обоснований.  Юридическую ответственность несут чиновники высокого ранга, которые помогали Путину разрабатывать проект войны, а не просто выполняют приказы. При авторитарном режиме может быть труднее определить ответственность, но даже в таком государстве решения в какой-то степени принимаются совместно — если у диктатора нет сообщников, то ничего не работает. — Сейчас некоторые европейские государства, в частности страны Балтии, достаточно прямолинейно говорят, что ответственность за действия России несут и обычные россияне, призывая отказать им в выдаче шенгенских виз. Экономические санкции против России теперь затрагивают не только руководство, которое принимало решения о начале войны, но и всех людей. Насколько это справедливо? Можно ли вообще говорить об ответственности, коллективной вине и коллективном наказании? Санкции против банков и уход американских компаний, конечно, влияют на обычных людей. Я был против исключения российских теннисистов из Уимблдона или какого-то теннисного турнира. Я бы не хотел, чтобы американцев исключали из международных соревнований или конференций во время войны во Вьетнаме. Я бы приветствовал приезд россиян в США на конференции по политической теории, чтобы мы могли поговорить с ними о войне, поспорить с ними. Я не думаю, что правильно пытаться добраться до правительства через невинных граждан. — Премьер Эстонии говорила про то, что посещение Европы — это привилегия, а не право. Как вы думаете, этот аргумент имеет смысл? — Хм, возможно, этот аргумент меня переубедил. Я думаю, что это хороший аргумент. Участвовать в международных турнирах — это право, которое профессиональный теннисист зарабатывает, а не привилегия. Возможно, это отличается от поездки в отпуск. — Еще один аргумент в этой дискуссии насчет виз заключается в том, что это единственный способ, чтобы заставить россиян оказать некоторое внутреннее давление на режим в России. — Я думаю, что это оправданная форма общего давления на режим.  
читать все
Война в Украине

Война, статус-кво и возможные развилки

Сообщения с фронтов российско-украинской войны говорят о некоторой стабилизации положения. Российские войска пытаются продвигаться на некоторых локальных участках, однако особыми успехами похвастаться не могут. Давно анонсированного контрнаступления ВСУ пока тоже не наблюдается. Однако говорить о переходе боевых действий в стадию позиционной войны явно рановато. Попытки прорывов, вероятно, еще будут предприниматься обеими сторонами. О том, когда это может произойти и чего ждать от намеченных оккупационными властями «референдумов» на захваченных российскими войсками украинских территориях, обозреватель «Утра Февраля» побеседовал с военным аналитиком Николаем Колесниковым.
главное

«Пономарев разъясняет»: «Война, развязанная Путиным, касается каждого. И каждый должен выбрать, на чьей он стороне»

Илья Пономарев перед началом эфира анонсирует реформы сетки вещания «Утра Февраля», его программа будет выходить в пятницу вечером, но суть ее не изменится, это будет разбор главных событий недели. Ядерная угроза. Пустит ли Россия экспертов МАГАТЭ на Запорожскую АЭС? Курение убивает. В чем же была причина взрывов во временно оккупированном Крыму и что предпримет российская власть? Реалии после введения санкций. Как изменилась жизнь простого русского человека Бесчеловечный самосуд в квазиреспублике. Что ждет «азовцев»? Выхода нет. Когда и какие страны приостановят выдачу шенгенских виз россиянам и что ждет тех, у кого они уже есть?
Война в Украине

Андрей Илларионов: «Тактический успех должен смениться оперативным»

Есть ли у России резервы для ведения войны, снизится ли интенсивность боев из-за распутицы и холодов, когда наступит перелом в войне, в какой точке развития этого конфликта мы находимся, и главное – по каким признакам мы поймем, что этот перелом уже близок, – политик и экономист Андрей Илларионов в интервью «Утру Февраля».
главное

Сергей Алексашенко: «Российская экономика – это табуретка»

Экономист Сергей Алексашенко в интервью «Утру Февраля» рассказал о видах путинской экономики, и чем она отличается от обычной, почему и в каком виде она устоит и возможных сценариях развития России.
главное

Вынужденная депортация: вернутся ли мариупольцы домой? История жительницы города

Из Украины в Россию выехало почти два миллиона человек Людей на временно оккупированных территориях скорее принуждают к получению российского паспорта «Я очень хочу назад в Украину, в свой родной Мариуполь. Знаете, пешком бы пошла сейчас…», — делится своей жизнью в России собеседница с «Утром Февраля».
Кризис в России

«Нет таких врагов, которых интересуют гостайны в области физики. И гостайн тоже нет»

Сооснователь «Диссернета» физик Андрей Ростовцев в интервью «Верстке» рассказал о причинах репрессий над учеными в Новосибирске и последствиях этого для науки. Новосибирск из научного центра за месяц превратился в центр научных репрессий. Пятого августа по делу о госизмене арестовали и посадили в СИЗО «Лефортово» уже третьего за лето ученого — директора Института теоретической и прикладной механики Александра Шиплюка. Первым арестованным физиком стал тяжелобольной Дмитрий Колкер, который умер от рака через три дня после ареста, не увидев семью. Вторым под стражу взяли еще одного физика из Новосибирска — Анатолия Маслова. «Верстка» поговорила с сооснователем сообщества «Диссернет», физиком и членом Комиссии по борьбе с лженаукой РАН Андреем Ростовцевым о том, почему силовики взялись за ученых, как может повлиять на это научное сообщество и кому из ученых лучше переждать тяжелые времена за рубежом. «Арестованные не были допущены к гостайне» Новосибирский Академгородок называют одной из столиц российской науки. Действительно ли это так с точки зрения «Диссернета»? — Новосибирский Академгородок, безусловно, один из заметных наукоградов в стране. Что характерно, есть много научных центров, чьи ученые прославились в «Диссернете». А из Новосибирска их очень немного — там настоящие ученые работают. В статистике «Диссернета» Новосибирск не играет никакой роли. Этим летом Новосибирск стал центром научных репрессий. Почему так вышло? Связано ли это с вторжением России в Украину и обострившейся заботой государства о гостайне? Или это параллельные процессы? — За последний месяц в Новосибирске случились сразу три ареста и очень громких. И все три объединяют клан физиков. Не то чтобы арестовали трех случайных, не связанных совсем друг с другом человека, — они идут кластерами. Если посмотреть, то и в других местах ситуация очень похожая: берут по два-три человека одновременно из одного и того же города или места. Наверное, так выгоднее с точки зрения органов: раскрывать организованную группу, а не одного человека. Но я бы не говорил про центр репрессий. Просто одно большое дело, в котором три человека. В других местах так же. Связано ли это с войной? Вряд ли. Их же начали разрабатывать за несколько лет до этого. За последние четыре года взяли двенадцать человек, о которых что-то известно, и из совершенно разных мест: Москва, Питер, Новочеркасск, Севастополь, Новосибирск. [caption id="attachment_23700" align="alignnone" width="1024"] Скриншот страницы Андрея Ростовцева на Face­book[/caption] Вы после ареста Шиплюка написали: нет таких врагов, которых интересуют гостайны в области физики. И гостайн тоже нет. А что есть? — Есть интерес сотрудников органов такую деятельность развивать и получать повышения. Опять же, мы не знаем, но те из коллег, которые высказываются, говорят, что арестованные не были допущены к гостайне. Их лекции и материалы, прочитанные за рубежом, — это же все открыто опубликовано. Никакого секрета в этом нет в принципе. [caption id="attachment_23702" align="alignnone" width="1024"] Дмитрий Колкер. Фото: страница Алины Мироновой, дочери Колкера, в «ВКонтакте»[/caption] Я знаю конкретные кейсы, которые, слава богу, не были доведены до суда, потому что люди успели убежать. Там как было: отправляли научную аппаратуру за рубеж, в Германию. И со всеми было согласовано, что это не аппаратура двойного назначения, но ФСБ задним числом аннулировала экспертизу, подтверждающую это. И уже отправленные приборы вдруг стали приборами двойного назначения. Нашли экспертов, которые в размытых формулировках это подтвердили. Но это вилами по воде было писано. Тех, кто сбежал, — тот конкретный пример, о котором я говорю, — дальше не преследуют, не пытаются вернуть в Россию. Потому что зачем? Есть же легкая жертва здесь, рядом. А те, кто уехал, спокойно живут за границей и возвращаться не собираются. Может ли Академия наук заступаться? Когда вы говорите, что в связи с арестами Академии наук стоит задуматься, то что имеете в виду? Есть ли какие-то теоретические или практические действия, которые могло бы предпринять научное сообщество, чтобы противостоять обвинениям и арестам? — Я написал это потому, что Александр Шиплюк, например, член-корреспондент Академии наук. И за последние годы (с 2015-го, насколько я помню) это первый ученый — член-корреспондент Академии наук. Я вот член Комиссии по борьбе с фальшивыми научными работами при Президиуме РАН. И мы встречались в президиуме, в том числе с Сергеевым (президентом Российской академии наук, академиком РАН Александром Сергеевым, — прим. ред.), и года два назад обсуждали этот вопрос, РАН может участвовать экспертизой в засекреченных делах? У них позиция простая: Академия наук могла бы участвовать в судебной экспертизе в этих делах. Потому что среди членов РАН есть достаточно людей, которые допущены к секретным работам, к гостайне. А с другой стороны, федеральным законом Академии наук делегирована роль экспертизы во всех вопросах, которые касаются научных работ. В том числе к этим вопросам логично было бы отнести судебную экспертизу. И участие членов РАН в этих процессах, даже при наличии экспертизы со стороны ФСБ, позволит иметь заключение ученых в этих делах. Требовать допуска к участию в процессе представителей Академии наук из тех, кто может, — это совершенно логичная вещь. Есть примеры, когда президент РАН Сергеев писал письма в Генпрокуратуру в защиту ученых, но это не было связано с гостайной. Было такое «маковое дело» над Ольгой Зелениной (уголовное дело в отношении тринадцати человек, в том числе предпринимателя Сергея Шилова, обвиненного в наркотрафике под видом поставки в Россию кондитерского мака и организации преступного сообщества, и эксперта Пензенского НИИ сельского хозяйства Ольги Зелениной, давшей заключение о том, что наркосодержащие примеси, выявленные в кондитерском маке, технически не могут быть выделены из партии и использованы для синтеза наркотика, и обвиненной в превышении должностных полномочий и участии в преступном сообществе. — Прим. ред.). И письмо Сергеева помогло: ученую вывели из-под обвинения, а потом процесс рассыпался, и всех участников оправдали. Это не в последнюю очередь благодаря письму президента Академии наук. Но он не любит об этом говорить. Я знаю, что были письма и от Сергеева, и от «Клуба 1 июля» (неформальное сообщество академиков и член-корреспондентов Российской академии наук, — прим. ред.) в прокуратуру и ФСБ в защиту ученых, которые попали под репрессии, связанные с уголовной статьей о гостайне. Насколько я знаю, эти письма не сыграли своей роли. Но это не значит, что их не надо писать и что не надо за это бороться. Нужно выступать. Более того, надо открыто говорить, что Академия недовольна такой ситуацией. Но, к сожалению, ученые молчат. Поэтому я и написал у себя, что Академии надо задуматься. Я приезжала в Академгородок на открытие Международной конференции по методам аэрофизических исследований (ICMAR 2022), которая началась через два дня после ареста директора Института теоретической и прикладной механики, организующего эту конференцию. Двое из шести членов программного комитета находятся в СИЗО, но публичной обеспокоенности на открытии никто не выразил, хотя между собой наверняка обсуждали ситуацию. Невольно сравниваешь это с делом журналиста Голунова, когда публичным цеховым несогласием удалось «отбить» коллегу. [caption id="attachment_23699" align="alignnone" width="1024"] Фото: Телеграм-канал «Советник СО РАН»[/caption] — Все-таки журналистское сообщество более сплоченное и умеет говорить за себя. Сравнивать его с научным очень сложно, и я не верю, что научное сообщество способно сплотиться. В нем больше каждый сам по себе. Очень сложно их сплотить вокруг какой-то идеи. Я в это не верю. С Голуновым история удивительная — история успеха. Ученые не способны на это, нет объединяющей силы. Не раз уже слышала высказывания, особенно о работе Шиплюка, и последний раз — у вас в комментариях: «Ученых, делавших оружие для взбесившегося диктатора, абсолютно не жаль». Как вы можете такой моральный подход к репрессиям оценить? — Это глупое высказывание, совершенно глупое. Это люди недалекие говорят, они совершенно не понимают суть дела. Они не делают оружие. Те, кто делают оружие, не общаются с иностранцами, их не подпускают на пушечный выстрел. А здесь все печатались в зарубежных журналах, ездят на международные конференции, все публикации открытые. Ну какое здесь оружие? Здесь ничем военным не пахнет, чистая наука. Они в открытых заведениях работают, читают лекции в университете, никакие не секретные. И о чем здесь вообще разговор? В порядке горькой шутки: некоторые мои коллеги предполагают, что силовики начали собирать шарашки по аналогии с теми, что чекисты создавали в Советском Союзе. Насколько это сумасшедшее предположение? — Сумасшедшее. Думаю, это невозможно: пока мир открыт, народ будет разбегаться. Для такого расклада все должно поменяться так сильно, что при таких изменениях мы не знаем, какое у нас вообще будет будущее. Так что это очень смелая гипотеза. Ваши прогнозы: это не последние ученые, которых арестовывают? Кому имеет смысл готовиться? — По статистике видно, что это кандидаты и доктора технических и физико-математических наук в преклонном возрасте (Колкер был самым молодым, а остальным на момент ареста было 70, 75 и 76 лет), которые в основном сотрудничают с Китаем, — не работают в секретных областях, а просто общаются с иностранцами. Лучше им летом отдыхать за пределами России. Почему летом? Из двенадцати ученых десять были арестованы в летние месяцы. Может быть, это случайность, но вероятность маленькая, потому что есть закономерность. Наверное, в активные рабочие месяцы они ловят шпионов, а в летние отпуска охотятся на пенсионеров ради забавы. «Это будет пещерная наука» Каких последствий для российской науки стоит ожидать от этих репрессий? — Я думаю, это не сильно влияет по сравнению с теми событиями, в которых мы живем сейчас. Если бы не было того, чего нельзя называть своим именем, тогда это произвело бы психологический эффект. А сейчас на первое место на много порядков вперед вышла основная проблема: изоляция российского научного сообщества от мирового. Именно это в первую очередь убивает возможности дальнейшего развития науки. А точечные репрессии по сравнению с этим играют не очень большую роль. Да, это печально, но есть обстоятельства, которые гораздо сильнее сейчас. [caption id="attachment_23703" align="alignnone" width="1024"] Фото: Телеграм-канал «Советник СО РАН» / Елена Трухина[/caption] Наука интернационализирована в XXI веке, и представить себе, что она будет бодренько развиваться в одной отдельно взятой стране, — это совершенная утопия. Но инерция очень большая, и нельзя сказать, что прямо завтра все рухнет, — так не произойдет. Потихоньку, потихоньку все будет. У кого-то закончатся реактивы, у кого-то исчезнет возможность ездить на конференции, общаться с коллегами вживую. В нашей области (ускорители) это особенно важно: в ней собираются люди со всего мира, в том числе из России. В Женеве, в частности, работает самый крупный сейчас ускоритель, где бозон Хиггса открыли лет десять назад. Так вот, в ЦЕРНе (Европейская организация по ядерным исследованиям; вторая по размерам в мире лаборатория физики высоких энергий, — прим. ред.) приняли решение, что контракты с российскими институтами, истекающие в декабре 2024 года, продлевать никто не собирается. То есть чемодан, вокзал, Москва. Или чемодан, вокзал, Новосибирск, потому что большой вклад в работу этого ускорителя сделали как раз новосибирцы. Вот не будет теперь у российских ученых возможности участвовать ни в обработке данных, которые к этому времени как раз накопятся, ни в новых открытиях в этой области. Ну какая это будет наука? Говорил же секретарь Совета безопасности России про суверенизацию российской науки… — Ну, будет такая пещерная наука. Но реальная опасность в том (и мы ее уже видим в «Диссернете»), что всякая халтура под прикрытием патриотических лозунгов начала вылезать из всех щелей, как тараканы. Раньше этих тараканов можно было тапком под плинтус загнать, как метко сказал профессор Михаил Сергеевич Гельфанд. А сейчас это сложно. У них сильное орудие, только это не наука, а патриотизм. При этом, конечно, я вижу надежду. То же мудрое руководство ЦЕРНа в Женеве приняло решение, что пока они сотрудничают с Россией до декабря 2024 года. Если смотреть, как развивалась наука в Германии во время Второй мировой, то там же тоже была изоляция: запрет на участие в международных конференциях, который шел извне. Но к 1947 году все прекратилось, все быстро стало восстанавливаться. Так что это не навсегда. Как Екатерина Шульман говорит, «все поправимо, кроме смерти». Так что надо всем желать хорошего здоровья и долгих лет жизни. Все арестованные летом 2022 года ученые жили и работали в Новосибирском Академгородке в институтах Сибирского отделения РАН: Дмитрий Колкер — в Институте лазерной физики СО РАН, Анатолий Маслов и Александр Шиплюк— в Институте теоретической и прикладной механики им. С. А. Христиановича СО РАН. [caption id="attachment_23701" align="alignnone" width="1024"] Анатолий Маслов. Фото: ИТПМ СО РАН[/caption] Аналогичным образом развивались события в Центральном научно-исследовательском институте машиностроения (ЦНИИМаш): в 2018 году ФСБ обвинила ведущего специалиста ЦНИИМаш Виктора Кудрявцева в передаче секретных сведений Фон-Кармановскому институту гидродинамики в Бельгии. Ранее обвиняемым по делу о госизмене (вне связи с этими событиями) стал коллега Кудрявцева по ЦНИИмаш Виктор Лапыгин, а затем — сотрудник того же института Сергей Мещеряков и ученик Кудрявцева Роман Ковалев.
главное

Вынужденные переселенцы: как украинцы живут за границей

После начала войны более 10 миллионов украинцев были вынуждены покинуть свои дома Многие страны открыли программы по приему беженцев из Украины Чтобы заработать на жилье и еду, вынужденным мигрантам приходится тяжело и много работать
главное

«Их убьет тоска по родине»: Отар Кушанашвили рассказал о будущем российских звезд

Шоумен и знаток звезд Отар Кушанашвили рассказал в интервью «Утру Февраля» о моральном выборе и о том, как не терять человеческий облик. Отар Кушанашвили принял решение оставаться в России после 24 февраля Шоумен продолжает свою творческую деятельность, делает интервью с российскими звездами В интервью «Утру Февраля» Отар Кушанашвили рассказал, как изменился мир шоу-бизнеса в России после начала войны После начала полномасштабного вторжения России в Украину многие звезды не побоялись сразу высказать свою позицию. Их моральные принципы не позволили оставаться в стороне. А некоторым даже пришлось уехать из страны. Среди них Галкин и Пугачева, Земфира, Литвинова и другие, которые приняли решение начать все с чистого листа за пределами России. Они пожертвовали своей карьерой и материальными благами для того, чтобы иметь возможность говорить правду о происходящем в Украине. Но остались в России и те, кто поставил свои личные интересы выше моральных принципов и жизней тысяч людей, которые ежедневно гибнут от обстрелов российской армии. Среди них Басков и Волочкова, с которой, кстати, недавно пообщался Кушанашвили. Он один из тех, кто с первых дней войны высказывает поддержку Украине, при этом оставаясь в России. Своими мыслями о моральном выборе каждого, карьере и будущем своей страны Отар Кушанашвили поделился с «Утром Февраля». Отар, вы один из тех, кто не побоялся остаться в России, не молчать и продолжать свою деятельность. Вы большой знаток российского шоу-бизнеса, годами следите за жизнью российских звезд. Расскажите, как изменилось это поле после 24 февраля.  Как вы считаете, почему случился такой раскол среди знаменитостей? Те, кто выступил за военные действия – это все таки личная позиция или боязнь потерять карьеру?  «Принуждение это было или страх… Но страх за будущее и карьеру – это совсем малозначительный аспект той потери человеческого облика, которые мы наблюдаем в исполнении тех, кто поддержал эту войну». [video mp4="https://utro02.tv/wp-content/uploads/2022/08/otar_video_1.mp4"][/video] Отар, вы уже упомянули Максима Галкина, Земфиру. Тех, кто выехал, чтобы высказываться без последствий для себя. Максим Галкин с семьей сейчас в Израиле, и поговаривают, что он планирует переехать в США. Какое будущее звезд за границей?  «Если у них не будет возможности вернуться сюда, их убьет тоска по родине. Она убивает любого нормального человека, ты никуда от этого не денешься».  [video mp4="https://utro02.tv/wp-content/uploads/2022/08/otar_video_2.mp4"][/video] Мы можем сравнить Галкина и Баскова: звезды одного масштаба, одинаково любимы и обожаемы даже в Украине до определенного времени. Басков в свое время чуть ли не жил в Киеве, пел песни на украинском языке. Почему, казалось бы у звезд одинаково причастных украинскому шоу-бизнесу, настолько разное отношение к войне?  «Нынешняя ситуация – это рентген: каково твое наполнение, кто ты внутри. Теперь это видно, кто бежит в атаку, а кто сидит в окопе "авось пронесет". [video mp4="https://utro02.tv/wp-content/uploads/2022/08/otar_video_3.mp4"][/video] Есть и такая категория звезд, которые выступили против войны и остались в России. В стране уже даже утвердили стоп-лист нежелательных артистов, чьи концерты отменяют в каждом городе РФ. Какое их будущее?  «Всегда найдутся те, кто по-человечески понимает, что правота за ними. А высшая правота – в отсутствии войны. В уважении гордого народа, желающего просто жить свободно».  [video mp4="https://utro02.tv/wp-content/uploads/2022/08/otar_video_4.mp4"][/video]
главное

Виктор Досенко: «Нам критически не хватает критического мышления!»

Киевский ученый о биологии мышления – способности думать и (или) испытывать эмоции во время войны. Разговор второй
Война в Украине

Аббас Галлямов: «Россия станет нормальной федерацией»

В войне России с Украиной больше остальных гибнут дагестанцы, буряты и жители отдаленных от центра страны регионов. «Захват территорий Украины и нарушение принципа территориальной целостности государств станет аргументом, которым обязательно воспользуются центробежные силы в самой России, особенно в национальных республиках, – считает политолог Аббас Галлямов. — В национальных республиках оценивают войну не так, как ее видят в Москве. Для них это не война России с НАТО, а нападение русских на украинцев. Для них это еще одно доказательство того, что русские — имперский народ, от которого по возможности лучше держаться подальше». «Утро Февраля» обсуждает с политтехнологом возможные сценарии дефедерализации.   Какие силы обостряет война в Украине внутри России? – Внутри России война ведет к ослаблению режима. Легитимность Путина держится на предположении, что он силен и ему бесполезно сопротивляться. В этом Путин принципиально отличается от большинства остальных мировых лидеров. У них другие источники легитимности, например, процедура избрания. Никто не сомневается в том, что британским консерваторам власть принадлежит по праву, соответственно, никто не сомневается в праве британских консерваторов избрать нового лидера страны. В случае с Путиным все иначе: в то, что в России сейчас существуют честные выборы, не верит никто, даже лоялисты. Поэтому их лояльность базируется не на предположении о том, что Путин избрался честно, и не на надежде на то, что он обеспечит рост уровня жизни простым людям, и не на уверенности, что ему есть дело до этих простых людей, а на понимании, что он все равно будет президентом, кто бы что ни говорил. Чувство, что противостоять Путину бесполезно, он все равно победит – вот основа его легитимности. Во время Болотной я проводил фокус-группы с противниками режима. Даже среди этой публики я не встретил никого, кто сказал бы, что Путин слабый политик. И тут вдруг украинцы доказали, что стоит российскому президенту столкнуться с реальным противником и все, вся его предполагаемая крутизна оказывается пустышкой. Оказалось, что есть кто-то намного круче Путина. В общем, режим теперь слабеет и теряет поддержку. За один только июнь показатели спонтанного доверия Путину, согласно данным «Левада-Центра», упали на 8 процентных пунктов – с 43 до 35 процентов. Ну а ослабление режима почти всегда ведет к обострению всех имеющихся противоречий. Одно из них – противоречия между центром и периферией. Подспудно они давно усиливаются. Путинская сверхцентрализация превысила все разумные пределы — поэтому Москву в глубинке теперь никто не любит. Это касается и русской окраины и тем более национальных республик. Там к общему недовольству сверхцентрализацией добавляется другие факторы — этнический, а в некоторых случаях еще и религиозный. В национальных республиках политику воспринимают через этническую призму. Для них это не война России с НАТО, а нападение русских на украинцев. И в этой ситуации национальная интеллигенция не сочувствует Москве, не сочувствует русским. Потому что русские предстают таким имперским народом. Народом, который пытается удержать колонии. Восстание колоний, колониальная борьба угнетенных народов против метрополии – в классическом, хорошо знакомом всем нам со школьной скамьи дискурсе – это благо. В чем вина украинцев? В том, что они хотели разговаривать на своем языке и жить отдельно? В глазах башкир, татар, тувинцев – это не грех. Они считают неотъемлемым правом этносов решать, как им жить. И право говорить на своем языке для них тоже очень важно. В этой ситуации наши этнические меньшинства ассоциируют себя скорее с украинцами, чем с русскими. Тут мог бы, конечно, сработать фактор страха — если бы русские успешно справились с украинцами. Но ведь российские войска демонстрируют там не только агрессию, но и неспособность победить. Это худшее сочетание из всех возможных, и это провоцирует сепаратистов. Конечно, массовый всплеск сепаратистских настроений не случится прямо сейчас. Все понимают, что власть еще достаточно сильна, но у национальных обид долгая память. Они будут копиться, а потом, когда центр достаточно ослабеет, плотину как раз и прорвет. Вот тогда националисты поднимут голову и предъявят накопившиеся счета. А дальше случится вот что. Российская интеллигенция попросту не найдет аргументов в споре с сепаратистами. Понимаете, ей надо будет спорить с ними, доказывать, что у проекта под названием «единая многонациональная Россия» есть будущее, а сил спорить у нее как раз не будет. Чтобы доказывать то, что Россия не исчерпала себя, нужно самому в это верить, а это будет очень сложно. После Бучи, после всего того, что мы увидели за последние полгода, у нас произошло колоссальное отчуждение национальной интеллигенции от государства. И вот у нас будут с одной стороны пассионарные, полные энергии сепаратисты, а с другой — российская интеллигенция с предательским чувством вины за содеянное и пониманием, что все империи рано или поздно рушатся. «Может быть, действительно пришло время?» — будет думать она. Какие могут быть сценарии развития у войны, путинского режима и у России? – Режим зашел в тупик: войну надо прекращать, она становится все менее популярной. Экономические проблемы начинают влиять на отношение людей к войне. Люди, даже те, кто изначально нападение поддержали, все чаще задаются вопросом: «Не слишком ли большую цену мы платим»? Начинают сомневаться в целях войны. А действительно ли в Украине нацисты, а действительно ли НАТО нам угрожает? Что вообще вдруг случилось? НАТО существует уже 70 лет и ничего, как то уживались. В общем, эрозия социальной базы властей уже началась. Эта война сюжетно развивается как Первая мировая. Изначально та вызвала всплеск восторга, патриотизма, за два года стала абсолютно непопулярной и закончилась революцией. Путинский режим движется в этом же направлении. Путин не может закончить войну, не добившись хоть какой-то победы, хоть какого-то результата, который сможет предъявить россиянам в качестве победы. И в этом — проблема Путина. Если он закончит войну сейчас, это послужит доказательством того, что он слаб. Это делигитимизирует его со страшной силой. И в глазах элит, и в глазах населения. В этом случае выборы 2024 года Путин может проиграть. И в этом смысле войну ему надо продолжать. То есть войну нельзя остановить и нельзя продолжать. Оба варианта для Путина – плохие. Хороших сценариев выхода из этой ситуации нет? – Почему же? Сценарий с преемником очень неплохой. Если Путин выберет не какого-нибудь упыря вроде Патрушева или фрика типа Медведева, а какого-то более или менее вменяемого политика из своего окружения: Козака, Кудрина, Грефа, Мишустина, Собянина. Кого-то, кто не замарал себя сейчас откровенным людоедством. Дальше этот преемник прекратит войну, начнет переговоры и урегулирует отношения с Западом. Дальше он начнет реформы и обеспечит постепенное смягчение режима, Запад поддержит эти реформы каким-нибудь аналогом «Плана Маршалла» – вот вам и хороший сценарий. Произойдет такая постепенная демократизация – как было, например, с Испанией после Франко. Это не очень быстрый вариант, но верный и с наименьшими потрясениями. В принципе, это вполне реалистичный сценарий. Путин тоже может на него пойти, потому что преемник гарантирует ему неприкосновенность. Будет себе сидеть в Совете Федерации до самой смерти. Деколонизацию уже не остановить? – Когда я говорил о будущей волне сепаратизма, я не говорил о том, что он обязательно победит. Я просто сказал, что он будет. Думаю, что реально захотят выйти из состава России буквально единицы, может быть, пара регионов на Кавказе. В основном все закончится пересмотром модели отношений центра и субъектов в пользу большей автономности последних. Произойдет децентрализация. Это будет важная часть тех реформ, которые должен будет провести преемник Путина. Нам предстоит вспомнить, что Россия – это вообще-то федерация. И субъекты федерации – полноценные участники политического процесса, а не колонии, какими они сейчас по факту являются. Большая часть регионов никуда не уйдет. Они пошумят, добьются больших полномочий и все. Россия станет нормальной федерацией. Вообще, реальная угроза распада России — это худшее, что может с нами случиться. Она послужит мощным фактором мобилизации консервативных, ретроградных сил — всяких там патрушевцев, поклонников Прилепина и прочей публики подобного рода. Это последнее, что нужно реформаторам. Им, наоборот, нужна демобилизация этого лагеря. Поэтому Россию нужно реформировать целиком, а не по частям.

Российская армия не может сбивать HIMARS

Главное, о чем мы на сайте «Утро Февраля» писали вчера и продолжим рассказывать сегодня. Правительство разрешило талибам без пошлин ввозить товары в Россию. Вчера количество погибших в «спецоперации» российских военных перевалило за 40 тысяч.
главное

«Мы не хотим уезжать. Но угрозы возрастают», – Леонид Гозман о своем задержании, самоуважении и строительстве новой страны

25 июля пришла тревожная новость: задержан оппозиционный политик Леонид Гозман. Его адвокат Михаил Бирюков сообщил, что МВД РФ, не предъявив обвинений, объявило его в федеральный розыск.
Война в Украине

«19 февраля началась всеобщая мобилизация, я планировал пересидеть ее дома»: разговор с пленным солдатом

Интервью с пленным Максимом Шапошниковым. Он решил сдаться в плен, потому что не хотел воевать против Украины. Разговаривает с Максимом российская правозащитница и основательница фонда «Русь сидящая» Ольга Романова.
главное

Физиология войны: разговоры о войне с киевским ученым, патофизиологом Виктором Досенко

Мы договорились, что тема сегодняшнего разговора – нейрофизиология совести. Звучит сирена, мы начинаем разговор о войне и мире глазами ученого.
главное

Роман Попков: «В эпоху Бучи и Бородянки необходимо думать о том, как сломать машину войны»

Cоздатель и главный редактор нового  медиапроекта «Послезавтра», рассказал об идее, которая способна изменить Россию и тех, кто способен эту идею воплотить.