Дневник рядового Василенко: «Этот блиндаж спланировал я»

Журналист (в прошлом — главред запорожской газеты «Суббота Плюс» Богдан Василенко 24 февраля получил повестку, 25-го ушел на фронт — защищать Родину. На «Утре Февраля» выходят его записки, фронтовой дневник. Часть седьмая.

Информация о бродящей в наших окрестностях вражеской группе разведчиков растревожила радиопространство. Все эти «Водяные», «Ревизоры», «Скалли», «Великаны» и прочие невидимые обитатели рации перегавкивались друг с другом рублеными фразами и заметно нервничали.

Вскоре одним из «секретов» были замечены три неопознанных бойца. Рация заголосила торжеством, которое через пять минут сменилось изумлением: бойцы якобы оказались нашими морпехами, шедшими к своим от самого Мариуполя. Так это или нет, проверить не удалось — за бродягами мгновенно приехала армейская контрразведка и увезла их в Запорожье.

К «зэсам» — так гвардейцы сокращенно называют армейцев от первых букв словосочетания «Збройні сили» — мы придвинулись недавно. Перепрыгивая из одних вырытых окопов в другие, наша рота уперлась в прямую видимость позиций путиноидов. Основной груз сдерживания которых несут на своих могучих плечах как раз «зэсы».

Впрочем, слово «перепрыгивая» насчет окопов не отвечает ритму происходящего. Особенно касательно бункера-блиндажа, нашего крайнего произведения воинско-строительного искусства. 

Этот блиндаж спланировал я — чем несказанно горжусь. Хотя воплощение его из планов в реальность оказалось делом весьма непростым. 

Основа надежности любого блиндажа — бревна, лежащие на крыше. Хорошо, когда под рукой есть сосновый бор, царапающий небо хвойными лапами. Бревна из сосен получаются отличные — длинные, прямые, как на подбор.

В нашем распоряжении была рощица с акацией. Пилы крестьян из ближайших сел оставили от рощицы набор пней, молодой поросли и трухлявых деревянных скелетов. То, что хотя бы с натяжкой можно назвать бревном, приходилось выискивать по всей округе. И при этом еще конкурировать со строителями других блиндажей из нашей роты — не только за бревна, но и за топоры с пилами.

Мы справились с лесоповалом пусть не сразу, но на отлично — как и с уже привычным «копать, долбить, выгребать». Затем пришел черед инженерии. 

На бревна крыши укладываются мешки, под завязку набитые утрамбованной землей. Сверху настилается пленка, на пленку насыпается до полуметра земли. Все это прикидывается палками поменьше, еще слоем земли — а затем маскируется.

Получается, что перекрытия крыши должны выдержать больше 10 тонн нагрузки в состоянии покоя, а еще возможное попадание мины. Чтобы блиндаж не стал братской могилой для шестерых его обитателей, крыша должна быть надежной.

Пришлось использовать несущие балки и разгрузочные колонны под них. Получилось неплохо.

Затем мы пристроили высокий вход со ступеньками, проложили дренаж, товарищи развесили по стенам найденные около села ободранные ковры — и подземный дворец был готов.

Но украинская натура требует постоянного созидания. Рядом с блиндажом вырыли мусорную яму. Организовали место под солнечную мини-станцию. Построили склад для продуктов. Смастерили столик и лавочки вокруг него. Возвели беседку. Вырыли несколько оборонительных окопов.

И заставили себя остановиться — иначе наша рощица превратилась бы в Хоббитон из «Властелина колец».

Так что соединение с армейцами сопровождалось объемным трудом. Но также предоставило неожиданную разгрузку от работы.

У «зэсов» есть транспорт в виде видавшего виды советского фургончика-«буханки», в комплектацию которого входит юморной водитель («Передаємо за проїзд! А, тут у всіх УБД… Добре, поїхали!»). И теперь в половине случаев самые тяжелые грузы (вроде баклажек с водой или мешков с консервами) нам подвозят.

Однако самый огромадный плюс — армейцы дали нам парочку бочек с технической водой. И на днях рота устроила праздник помывки — впервые за месяц.

Я своими шестью литрами не только искупался с мытьем головы включительно, но и постирал нательное белье. Старые носки с трусами выбросил не глядя — дабы не травмировать лишний раз психику — и надел чистые. 

Почувствовал себя почти человеком. Хороший ужин — спасибо волонтерам! — дополнительно укрепил это ощущение.

Затем чистый коллектив нашего блиндажа сидел за общим столом, удивлялся белизне рук, курил и смотрел на закат. Состояние покоя охватило нас мягким войлоком ностальгии по ушедшей в феврале прошлой жизни.

И только близкое уханье вражеских минометов напоминало об идущей войне.

Series Navigation<< Предыдущая частьСледующая часть >>
ПОДПИСАТЬСЯ НА НАС В GOOGLE НОВОСТИ

Author